Faberlic-partner.ru

Faberlic-partner.ru - фатоватый ресурс

Иероним Петрович Уборевич
Дата рождения

14 января 1896(1896-01-14)

Место рождения

д. Антандрия, Ковенская губерния, Российская империя ныне Утенский уезд Литва

Дата смерти

12 июня 1937(1937-06-12) (41 год)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

Российская империя
 РСФСР
ДВР
 СССР

Годы службы

19161937

Звание
Командовал

Белорусский ВО

Сражения/войны

Первая мировая война,
Гражданская война в России

Награды и премии

Почётное революционное оружие

Иерони́м Петро́вич Уборе́вич (лит. Jeronimas Uborevičius; 2(14) января 1896, д. Антандрия Ковенской губернии — 12 июня 1937, Москва) — советский военный и политический деятель, командарм 1-го ранга. Расстрелян по «делу Тухачевского» (1937). Посмертно реабилитирован в 1957.

Содержание

Начало карьеры

Родился в деревне Антандрия Ковенской губернии (ныне в Утенском уезде Литвы) в семье литовского крестьянина[1], в 19091914 гг. учился в реальном училище г. Двинска (ныне Даугавпилс в Латвии)[2][3], которое окончил с золотой медалью. Студент механического факультета Петроградского политехнического института (1914—1915 гг.). Весной 1916 г. закончил Константиновское артиллерийское училище по 1-му разряду, в звании подпоручика направлен на фронт младшим офицером 15 тяжелого артдивизиона, участвовал в боях Первой мировой войны. Член РСДРП(б) с марта 1917 г. В январе-феврале 1918 года — командир отряда красной гвардии в Бессарабии, воевал против румынских и австро-германских войск, ранен, взят в плен.

Гражданская война

После побега из плена в августе 1918 г. — на Северном фронте. Служил инструктором артиллерии, командиром бригады, с декабря 1918 г. — начальником стрелковой дивизии. За бои в октябре 1918 г. награжден орденом Красного Знамени (1919). В марте-мае 1919 г., командуя 18-й сд, принимал участие в наступлении против войск англичан и белой гвардии на архангельском направлении.

С 11 октября 1919 года командует 14-й армией Южного фронта, отражавшего наступление Добровольческой армии генерала Деникина на Москву. В это время, по словам Деникина, развернулось генеральное сражение, которому суждено было решить участь всей кампании. 14-й армии противостояли 5-й кавкорпус и Дроздовская пехотная дивизия. В ходе 39-дневной Орловско-Курской операции ЮФ 14-я армия остановила продвижение белых на север и нанесла ему серьёзное поражение. При этом Уборевич активно использовал маневр, в том числе и кавалерийской дивизией Примакова, а также успешно взаимодействовал с 13-й армией ЮФ. Без оперативной паузы 14-я армия начала Харьковскую наступательную операцию, в ходе которой также активно применялись охваты с фланга и маневр кавалерией. 11 декабря 1919 г. 14-я армия взяла Полтаву, а 12 декабря — Харьков. В ходе Донбасской операции, проводившейся с 18 декабря, войска 14-й армии отсекли левофланговую группировку Добровольческой армии, изолировали ее от главных сил и нанесли ей поражение. 14-я армия взяла Екатеринослав, Мариуполь и Бердянск, в результате чего Добровольческая армия была рассечена на две части, одна из которых отходила в Крым, а другая — на Северный Кавказ. Продолжая командовать 14-й армией в составе Юго-Западного фронта, добился выполнения поставленных перед ним в Одесской операции задач несмотря на некоторое численное превосходство сил противника, и с 18 января по 8 февраля 1920 года армия взяла Кривой Рог, Херсон, Николаев, Одессу.

29 февраля 1920 г. назначен командующим 9-й армией Кавказского фронта (командующий М. Н. Тухачевский) и принимает участие в окончательном разгроме Добровольческой армии Деникина на Кубани. 17 марта 9-я армия штурмом взяла Екатеринодар. 24-летний командарм Уборевич награжден Почётным революционным оружием за умелое руководство войсками, личный героизм и мужество. 27 марта дивизии 9-й армии взяли Новороссийск, сорвав организованную эвакуацию белых сил в Крым.

В польской кампании 1920 года Уборевич командует 14-й армией Юго-Западного фронта, которая, участвуя в июньском контрнаступлении фронта, особождает от поляков Винницу, Жмеринку, Могилёв-Подольский.

После поражения 13-й армии ЮЗФ от Русской белогвардейской армии генерала Врангеля в Северной Таврии в июне 1920 г. Уборевич назначается командующим 13-й армией. В июле армия отбила наступление Дроздовской и Марковской пехотных дивизий на Александровск, в августе заняла каховский плацдарм в 60 км от Перекопа, угрожавший левому флангу белой армии. В ходе сентябрьского наступления белые нанесли поражение 13-й армии и создали угрозу Екатеринославу и Донбассу. Однако пополненной в конце сентября 13-й армии теперь уже Южного фронта (командующий М. В. Фрунзе) удалось отбить сильное октябрьское наступление белой армии, а затем она участвовала в общем наступлении Южного фронта в Северной Таврии. Главком ВС Республики С. С. Каменев называл его в это время первой скрипкой Южного фронта[4]. За руководство войсками 13-й армии Уборевич награжден 2-м орденом Красного Знамени.

В ноябре-декабре 1920 г. — командующий 14-й армией Юго-Западного фронта, в январе-апреле 1921 г. — помощник (заместитель) командующего Вооружёнными Силами Украины и Крыма Фрунзе Михаила Васильевича. В апреле-мае 1921 г. Уборевич — заместитель командующего войсками Тамбовского района Тухачевского при подавлении крестьянского восстания («антоновщина»), затем командующий войсками Минской губернии при подавлении крестьянских выступлений в Белоруссии.

В августе 1921-августе 1922 гг. — командующий 5-й Отдельной армией и войсками Восточно-Сибирского военного округа. С 17 августа 1922 года председатель Военного Совета и военный министр Дальневосточной Республики и главнокомандующий Народно-революционной армии и флота ДВР[5] Под его командованием НРА 9 октября взяла штурмом Спасский укрепленный район и 25 октября вошла во Владивосток. 22 ноября 1922 года с упразднением ДВР НРА была переименована в 5-ю Краснознаменную армию, а Уборевич назначен ее командармом (до июня 1924 г.).

Послевоенный период

С июня 1924 г. по январь 1925 г. — начальник штаба и зам. командующего войсками Уральского военного округа, в 1925—1927 гг. — командующий войсками Северо-Кавказского военного округа.

С августа 1926 г. по июнь 1934 г. — член Реввоенсовета СССР.

В 1927—1928 гг. 13 месяцев находился в командировке в Германии, в ходе которой прошёл обучение на третьем курсе военной академии, а также участвовал в полевых поездках и маневрах рейхсвера. Изучая в Германии основные вопросы подготовки армии мирного времени, Уборевич пришёл к выводу о необходимости перейти на более совершенные способы боевой подготовки армии с использованием немецких технических достижений.

В 19281929 гг. — командующий войсками Московского военного округа. С ноября 1929 г. по июнь 1931 г. — начальник вооружений РККА и заместитель Председателя РВС СССР. В этом качестве вновь выезжал в Германию в 1930 г. для ознакомления с германскими военными заводами.

С апреля 1931 г. по 20 мая 1937 г. — командующий войсками Белорусского военного округа.

С введением в РККА персональных воинских званий 20 ноября 1935 г. Уборевичу было присвоено звание командарм 1-го ранга.

В июле 1930 г. Уборевич был избран кандидатом в члены ЦК ВКП (б), в январе 1932 г. — членом Бюро ЦК КП (б) Белоруссии.

Арест и казнь

Уборевич принадлежал к группе высших советских военачальников, отрицательно оценивавших деятельность Ворошилова на посту наркома обороны. В эту группу входили Тухачевский, Якир и Гамарник. Они считали, что в условиях подготовки СССР к большой войне некомпетентность Ворошилова отрицательно сказывается на процессе технической и структурной модернизации Красной армии. Начиная большую чистку в партии, органах безопасности и армии, Сталин принял сторону абсолютно лояльного ему Ворошилова.

В августе 1936 г. прошёл первый московский процесс против «оппозиции», тогда же последовали аресты комкоров В. М. Примакова и В. К. Путны. Февральско-мартовский пленум ЦК ВКП (б) 1937 г. идеологически обосновал развёртывание репрессий во всём обществе, в апреле НКВД получил на допросах показания о сговоре Тухачевского, Уборевича, Корка, Шапошникова с Ягодой.

20 мая 1937 г. Уборевич назначается командующим войсками Среднеазиатского военного округа, 29 мая его арестовали по дороге в Москву. 5 июня Сталин объединил восьмерых военачальников в одно групповое дело. 7 июня Сталин утвердил текст обвинительного заключения по делу о «военно-фашистском заговоре». 10 июня для рассмотрения дела было образовано Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР. Его председатель Ульрих говорил секретарю суда Зарянову, что имеются указания Сталина о применении ко всем подсудимым высшей меры наказания — расстрела. 11 июня дело было рассмотрено в порядке, установленном законом от 1 декабря 1934 г., то есть закрытом судебном заседании без присутствия защитников и без права обжалования приговора. В протоколе суда не приводятся какие-либо факты, подтверждающие предъявленные обвинения в шпионаже, заговоре и подготовке террористических актов. Как вредительство со стороны Тухачевского, Уборевича и Якира расценивались их выступления за ускоренное формирование механизированных соединений за счет кавалерии. Еще до окончания суда Сталин направил в национальные ЦК и обкомы партии телеграмму, предлагая организовать митинги с требованием высшей меры. В тот же день в 23.35 к смертной казни были приговорены Маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский, командармы 1-го ранга И. П. Уборевич и И. Э. Якир, командарм 2-го ранга А. И. Корк, комкоры В. М. Примаков, В. К. Путна, Б. М. Фельдман, Р. П. Эйдеман. В ночь на 12 июня они были казнены. Тела были сожжены в крематории Донского монастыря.

Определением Военной коллегии Верховного суда от 31 января 1957 г. все они были реабилитированы.

Были репрессированы жена (арестована как ЧСИР, расстреляна в октябре 1941, реабилитирована в 1957) и дочь (1937—1941 воспитывалась в детдоме, в 1944 осуждена на пять лет лагерей, досрочно освобождена по амнистии 1947, реабилитирована в 1955)[6]. Жена Нина Владимировна. Дочь Владимира (р. 14 февраля 1924).

Оценки и мнения

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков:

«Это был настоящий советский военачальник, в совершенстве освоивший оперативно-тактическое искусство. Он был в полном смысле слова военный человек. Внешний вид, умение держаться, способность коротко излагать свои мысли, все говорило о том, что И. П. Уборевич незаурядный военный руководитель. В войсках он появлялся тогда, когда его меньше всего ждали. Каждый его приезд обычно начинался с подъёма частей по боевой тревоге и завершался тактическим учениями или командирской учёбой.»

«Лучшим командующим округом был командарм 1-го ранга И. П. Уборевич. Никто из командующих не дал так много в оперативно-тактической подготовке командирам и штабам соединений, как И. П. Уборевич и штаб округа под его руководством.»

«После ареста командующих войсками округа И. П. Уборевича и И. П. Белова учебная подготовка высшего командного состава в округе резко снизилась.»

«Уборевич больше занимался вопросами оперативного искусства и тактикой. Он был большим знатоком и того и другого и непревзойдённым воспитателем войск.»

«Уборевич был бесподобным воспитателем, внимательно наблюдавшим за людьми и знавшим их, требовательным, строгим, великолепно умевшим разъяснить тебе твои ошибки. Очевидность их становилась ясной уже после трёх-четырёх его фраз. Его строгости боялись, хотя он не был ни резок, ни груб. Но он умел так быстро и так точно показать тебе и другим твои ошибки, твою неправоту в том или ином вопросе, что это держало людей в напряжении.»

Маршал Советского Союза И. С. Конев[7]:

Самым крупным военным деятелем из числа всех погибших И. С. Конев считает Уборевича, оценивает его чрезвычайно высоко. Высоко оценивает его опыт в период гражданской войны. Высоко оценивает его как командующего округом, как человека, прекрасно знавшего войска, пристально и умело занимавшегося боевой подготовкой, умевшего смотреть вперёд и воспитывать кадры. Плюс ко всему сказанному, по мнению И. С. Конева, Уборевич был человеком с незаурядным военным дарованием, в его лице наша армия понесла самую тяжёлую потерю, ибо этот человек мог и успешно командовать фронтом, и вообще быть на одной из ведущих ролей в армии во время войны.

Маршал Советского Союза К. А. Мерецков:

«Я проработал вместе с ним около пяти лет, и годы эти — целый новый период в моей службе. Не скажу, что только я один находился под его влиянием. Всё, сделанное Уборевичем: воспитанные, выращенные и обученные им командиры разных рангов; его методы работы; всё, что он дал нашей армии, — в совокупности не может быть охарактеризовано иначе, как оригинальная красная военная школа, плодотворная и поучительная. Ни один военачальник …не дал мне так много, как Иероним Петрович.»[8]

«Один из способнейших организаторов боевой подготовки войск. На протяжении многих лет военно-теоретические работы Уборевича являлись ценными пособиями для командного и начальствующего состава всей Красной Армии. Его интересное и богатое творческое наследие заслуживает самого пристального внимания.»

«Уборевич с большим мастерством проводил командно-штабные игры, учения, руководил полевыми поездками и другими занятиями. Он неизменно добивался большой динамичности в ходе игры, создавал сложные и интересные моменты в обстановке, максимально приближая игру к условиям военного времени. Занятия всегда проходили поучительно, с теми неувязками и с той нагрузкой, которые характерны для жизни, для боевой обстановки. Поэтому на них неизменно можно было встретить поучительные примеры.»

«Уборевич был чрезвычайно требователен к себе и к подчинённым, в суждениях — принципиален, в работе — точен. Свои действия и поступки он рассчитывал буквально до минуты. Такой же точности в работе требовал и от подчинённых.»

«Иероним Петрович был высокообразованным человеком. Он хорошо знал художественную литературу и искусство, отлично разбирался в общих технических вопросах, упорно работал над развитием военной мысли. Так, в годы гражданской войны он самостоятельно познакомился с историей военного искусства, тактикой и стратегией, а позднее глубоко изучил труды М. И. Драгомирова по подготовке войск в мирное время.»

Генерал-полковник А. П. Покровский:

«Жуков, Конев, Малиновский, Мерецков, Курасов, Маландин, Захаров. Это была школа Уборевича. Он был удивительным человеком крупных дарований. Все эти большие потом люди казались тогда такими маленькими рядом с ним. Сейчас Жуков и Конев вошли в историю, сделали очень многое, а тогда они казались рядом с этим человеком маленькими. Он учил их, они учились у него. Он был человек очень большого масштаба. Думаю, что в военной среде, так же как и во всякой другой, не каждое десятилетие рождаются такие крупные, талантливые личности. И то, что такой человек перед войной был потерян для армии, было особенно большой трагедией среди других трагедий. Это был бесподобный человек. С ним было легко работать, если ты много работал, если ты был в курсе всех военных новинок, всех теоретических новинок, если ты все читал, за всем следил, за всеми военными журналами, за всеми книгами. И если ты с полной отдачей занимался порученным тебе участком работы. Но если ты за чем-нибудь не уследил, отстал, поленился, не прочел, не познакомился, не оказался на уровне военной мысли, на уровне ее новых шагов, если ты не полностью или не так хорошо, как нужно, выполнил возложенное на тебя поручение,— тогда берегись. Тогда с Уборевичем трудно работать. Он был очень требователен и не прощал этого. Словом, это была настоящая школа.»

  • «Иероним Петрович Уборевич… обладает авторитетом в среде комсостава, прекрасно мыслит оперативно, работает, совершенствуется» (Тухачевский в письме к Ворошилову, 1925 год)[9].

Труды

  1. Уборевич И. Подготовка комсостава РККА (старшего и высшего). Полевые поездки, ускоренные военные игры и выходы в поле. — М.;Л.: Госиздат, 1928. — 180 с.
  2. Уборевич И. Оперативно-тактическая и авиационная военные игры. — М.;Л.: Госиздат, 1929. — 108 с.

Память

В честь полководца названы:

  • Улица в Минске, в микрорайоне Чижовка, а также в Киеве в районе Новобеличи.
  • Улица Командарма Уборевича в Киеве.
  • Улица Командарма Уборевича в Харькове.
  • Улица Уборевича во Владивостоке. В начале улицы установлена металлическая табличка с его портретом.
  • Улица Уборевича в городе Новодвинск Архангельской области.
  • Улица Уборевича в Плесецке Архангельской области.
  • Улица Уборевича в Тамбове.
  • Улица Уборевича в Хабаровске.
  • Улица Уборевича в Донецке (Украина).

Сослуживцы

Примечания

  1. Коллектив авторов, главный редактор Е. М. Жуков Советская историческая энциклопедия. — М: «Советская энциклопедия», 1973. — Т. 12. — 642 с. — (Энциклопедии. Словари. Справочники).
  2. Наша Газета - Две школы — одна история
  3. [1]. (То есть, возможно он был старше на два года?)
  4. http://www.whoiswho.ru/old_site/kadr_politika/12003/stm1.htm
  5. Левкин Г. Г. Волочаевка без легенд. / Приамурское географическое общество, Хабаровск, 1999 — С. 196.
  6. Отдых в Пицунде
  7. http://oav64.ucoz.ru/1.pdf с. 465
  8. К. А. Мерецков «На службе народу» (Москва, 1969)
  9. Грани.Ру // Общество / История / Два маршала: трагический роман в письмах

Литература

  1. Уборевич И. П. Автобиография // Военно-исторический журнал. — 1989. — № 2. — С.81.
  2. Советская историческая энциклопедия — М.: Советская Энциклопедия, 1973. Т.14. — С.642.
  3. Деникин А. И. Поход на Москву («Очерки русской смуты»). — М.: Воениздат, 1989. — С.143.
  4. Гражданская война в СССР. — М.: Воениздат, 1986. — 447 с.
  5. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия, Изд. второе — М.: Сов. Энциклопедия, 1987. — 720 с.
  6. Соколов Б. В. Михаил Тухачевский: жизнь и смерть «Красного маршала». — Смоленск: Русич, 1999. — 512 с.
  7. Черушев Н. С. 1937 год: Элита Красной Армии на голгофе. — М.: Изд-во Вече, 2003. — 541 с.
  8. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления — М.: Новости, 1990. Т.1. — 384 с.
  9. Симонов К. М. Глазами человека моего поколения — М.: Изд-во Агентства печати Новости, 1988. — 480 с.
  10. Мерецков К. А. На службе народу. — М.: Политиздат, 1968.
  11. Симонов К. М. Беседа с бывшим начальником штаба Западного и Третьего Белорусского фронтов генерал-полковником Покровским А. П. 1968
  12. Макет монументального памятника Уборевичу (Уборявичюсу) для воздвижения в Литве