Faberlic-partner.ru

Faberlic-partner.ru - фатоватый ресурс

Метки: Социалисты в россии, социалисты марксисты, как относились социалисты к николаевскому режиму.

Социализм
Идеи
Эгалитаризм
Смешанная экономика
Общественная собственность
Демократия
Влияния
Марксизм
Анархизм
Плановая экономика
Внутренние течения
Марксизм-ленинизм
Демократический социализм
Социал-демократия
Социализм XXI века
Либертарный социализм
Религиозный социализм
Ведический социализм
Христианский социализм
Исламский социализм
Буддийский социализм
Африканский социализм
Арабский социализм
Аграрный социализм
Экосоциализм

[шаблон]

Социали́зм — экономическая, социально-политическая система, в которой важнейшей ценностью признается социальное равенство, для чего распределения доходов в значительной степени осуществляется государством. Социализм - это система общественного устройства, при которой системно оказывается помощь нуждающимся, то есть существуют и соблюдаются нормы минимального материального обеспечения каждого гражданина.

Содержание

Определения

Социализм — это идеология, которая возникла из-за желания, чтобы оплата за труд производилась именно по труду. В связи с этим была поддержана именно мелкой буржуазией, потому что именно только она жила за счёт своего труда при собственности на свой труд. Действительное получение материальных благ в обществе по труду может возникать только при условии частной собственности каждого члена общества на свой труд и соответственно на результаты своего труда, при общественной собственности на общественные средства производства, - в этом и есть суть социализма.

С другой стороны идеи социализма точно вписались в общественное развитие человеческого общества, а именно человечество в своём развитии продвигалось именно к разделению ответственности между членами общества, так возник капитализм и следующим шагом по разделению ответственности должен стать именно социализм, который в венце своём приходит к обществу социальной справедливости, гармонии общества во всём и именно при социализме.

Основная цель социализма в отличие от марксистской государственной монополизации, заключается именно в демонополизации всего общества людей, между людьми, которая приводит именно к равенству людей, сотрудничеству, свободе, братству, взаимопомощи. Основной целью социализма является упразднение эксплуатации людей людьми.

На основе философских идей социализма была также создана политическая идеология, выдвигающая в качестве цели и идеала установление общества, в котором:

  • отсутствуют эксплуатация человека человеком и социальное угнетение;
  • утверждаются социальное равенство и справедливость.

В соответствии с этой идеологией, главным способом достижения поставленных целей является последовательная отмена права индивидуальной частной собственности на средства производства при коллективном производстве продукта и частной и коллективной на общественные средства производства, в том числе и права государственных чиновников.

Отъём частной собственности на общественные средства производства и индивидуальной частной собственности на коллективные средства производства, и возвращение их в их действительное состояние, коллективной и общественной собственности, под общественный контроль, производится для устранения эксплуатации человека человеком, снижения отчуждения человека от результатов его труда, снижения дифференциации доходов, обеспечение свободного и гармоничного развития каждой личности. При этом сохраняются элементы экономического неравенства, но они не должны являться препятствием для достижения вышеуказанных целей.

Иногда социализмом также называют идеологию, которая предусматривает построение социалистического общества.

По мнению И.В. Сталина, основным законом социализма следует считать «обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».[1]

Историческое развитие идеи социализма

По мнению марксистов социализм — это первая и низшая фаза коммунизма.

Важнейшее место в извращении идей социализма принято отводить К. Марксу и Ф. Энгельсумарксизме), как подмена эксплуатации однотипного разума людей, на чисто экономическую эксплуатацию, начатую с критики философии Гегеля, попытка уничтожения этих идей и замена их на коммунистические в развитии общества.

Идеи же социализма представлены во взглядах и работах Гегеля, Рикардо, Пьера Жозефа Прудона и других социалистов-рикардианцев того времени, а также М. А. Бакунина и П. А. Кропоткинаанархизме). Кроме того существовало большое количество различных мыслителей, придерживавшихся социалистического направления общественной мысли и внесших значительный вклад в формирование и развитие социалистической идеи. У истоков социалистической мысли лежит гуманистическая установка европейской культуры.

Первые зачатки же теорий коммунизма принято отмечать уже у Пифагора и пифагорейцев, а также у ранних коммунистов-утопистов Томаса Мора (1478—1535) и Томмазо Кампанеллы (1568—1639). На острове Утопия, о котором говорит Т. Мор, нет частной собственности, денежного обращения и царит полное равенство. Основу общества составляет семейный и трудовой коллектив. Труд обязателен для всех. Чтобы не способствовать развитию собственнических инстинктов, семьи регулярно обмениваются домами.

Ещё один всплеск социалистических проектов пришёлся в Западной Европе на начало XIX века, и связан он с именами Сен-Симона, Фурье и Оуэна.

Социал-демократы — литературное политическое обозрение, центральный орган социал-демократичной партии Германии в период действия исключительного закона против социализма(1878-90 годы).

Социализм Карла Маркса

В теории марксизма социализмом называли общество, находящееся на пути развития от капитализма к коммунизму, то есть ещё не общество социальной справедливости, а только подготовительная ступень к нему.

  • Социалистическое общество выходит из капиталистического и поэтому «во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло». (Карл Маркс, Критика Готской программы)
  • Результат труда распределяется сообразно тому, сколько каждый индивидуальный производитель вкладывает (трудовой пай), трудодни. Он получает квитанцию о том, какой он сделал вклад, и получает такое количество предметов потребления из общественных запасов, на которое затрачено данное количество труда. Господствует принцип эквивалентности: равное количество труда обменивается на равное. Но, так как разные индивиды обладают разными способностями, то они получают не одинаковую долю предметов потребления. Принцип: «От каждого по способностям — каждому по труду».
  • В собственность лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления. В отличие от капитализма, запрещено частное предпринимательство (уголовное преступление).

В Манифесте коммунистической партии коммунистов, социализм является противостоящей буржуазной идеологией, противостоящей пролетарской - коммунизму, социализм только критикуется коммунистами Марксом и Энгельсом и восхваляется коммунизм, указывается, что отличительной чертой коммунизма является отмирание буржуазной собственности и определены следующие неотьемлемые меры по переходу от буржуазного способа присвоения и распределения к коммунистическому способу присвоения и распределения — коммунизму:

Коммунистическая революция есть самый решительный разрыв с унаследованными от прошлого отношениями собственности; неудивительно, что в ходе своего развития она самым решительным образом порывает с идеями, унаследованными от прошлого. Оставим, однако, возражения буржуазии против коммунизма. Мы видели уже выше, что первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии. Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил. Это может, конечно, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения, т. е. при помощи мероприятий, которые экономически кажутся недостаточными и несостоятельными, но которые в ходе движения перерастают самих себя и неизбежны как средство для переворота во всем способе производства. Эти мероприятия будут, конечно, различны в различных странах. Однако в наиболее передовых странах могут быть почти повсеместно применены следующие меры:

  • 'Экспроприация земельной частной собственности и обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов на пользу пролетариата, аренда земли.
  • Высокий прогрессивный налог.
  • Отмена права наследования.
  • Конфискация имущества всех эмигрантов, спекулянтов и мятежников.
  • Централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с государственной монополией.
  • Централизация, монополия всего транспорта в руках государства при диктатуре пролетариата.
  • Увеличение числа государственных фабрик, орудий производства, расчистка под пашню и улучшение земель по общему плану.
  • Соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению различия между городом и деревней.
  • Общественное и бесплатное воспитание всех детей. Устранение фабричного труда детей в современной его форме. Соединение воспитания с материальным производством и т.д.

Когда в ходе развития исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов, тогда публичная власть потеряет свой политический характер. Политическая власть в собственном смысле слова – это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путём революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство как класса.

Т.е. в манифесте нет социализма, а только коммунизм - это когда пролетариат силой упразднит старые производственные отношения, путём сосредоточения всех средств производства в руках государства и всё, именно это сказано в последнем приведённом абзаце.

Пути перехода к социализму

  • Ранние социалисты-утописты считали, что достаточно придумать правильное устройство общества, и люди сами его примут, когда поймут его преимущества.
  • В первой половине XIX века марксисты и анархисты считали, что эксплуататорские классы не захотят отказываться от своих привилегий. Следовательно, переход к социализму возможен только путём революции. Это нашло свое отражение в «Манифесте Коммунистической партии» 1848-го года и последующих текстах многих революционных марксистов и анархистов.
  • После установления всеобщего избирательного права в ряде европейских стран во второй половине XIX века К.Маркс и Ф.Энгельс ставят вопрос о мирном завоевании власти рабочим классом. Поздравляя французских социалистов с победой на выборах 1881 года К.Маркс пишет о том, что используя демократические институты, рабочий класс может мирным путем завоевать власть. Ф.Энгельс во «Введение к работе К.Маркса „Классовая борьба во Франции“» пишет, что используя демократические институты «Мы, „революционеры“, „ниспровергатели“, мы гораздо больше преуспеваем с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота».[2]

Впоследствии В. И. Ленин, споря с ревизионистами марксизма, такими как Бернштейн, доказывал, что завоевание власти мирным путем — лишь один из способов, применимый далеко не всегда, при этом Ленин апеллировал к работам основоположников марксизма — во многом этому была посвящена одна из самых знаменитых работ Владимира Ильича «Государство и революция», изданная в 1918-м году (написана в 17-м)[3].

Споры революционных анархистов и марксистов по вопросу об участии в парламентской борьбе, а также о захвате государственной власти привели к размежеванию этих двух течений (окончательно — в 1893-м году после долгих споров внутри уже Второго Интернационала, куда споры перекочевали из Первого Интернационала).

  • Социал-демократы считали возможным приход социалистической партии к власти путём парламентских выборов, с последующим проведением социалистических реформ легальным способом, без насилия, без крови.

Модели государственного социализма

Людвиг фон Мизес следующим образом характеризует социализм: «Цель социализма — передать средства производства из частной собственности в собственность организованного общества, государства»[4].

Можно выделить две основные модели социализма:

  • Рыночный социализм — экономическая система, при которой господствует коллективно-общественная форма собственности и действуют законы рыночной экономики. Рыночный социализм предполагает самоуправление на производственных предприятиях. В данном случае отстаивается тезис о том, что самоуправление как на производстве, так и в обществе является первым атрибутом социалистичности. Александр Бузгалин указывает, что для этого прежде всего необходимо «развитие форм свободной самоорганизации граждан — начиная со всенародного учёта и контроля и заканчивая самоуправлением и демократическим планированием» (Журнал «Альтернативы» 1994, № 2, с. 25). Негативная сторона рыночного социализма состоит в том, что он воспроизводит многие из «болезней» капитализма, включая социальное неравенство, макронестабильность, разрушение окружающей среды (исключая при этом главную — наличие классовых противоречий в обществе), хотя эти отрицательные стороны предполагается уничтожить с помощью активного государственного вмешательства и планирования.

Социализм 21-го века

Социализм 21 века является проектом такого общественного государственного устройства, в котором главными принципами являются

  1. базовая демократия (в противоположность представительной и парламентарской)
  2. эквивалентная экономика (в отличие от рыночной экономики).

Термин «Социализм 21 века» введён Хайнцом Дитерихом, издавшем одноимённую книгу (1996). Книга базируется на идеях Арно Петерса. Переняв у Хайнца Дитериха термин «Социализм 21 века», президент Венесуэлы Уго Чавес сделал его своим политическим лозунгом и политической программой социалистических реформ в Венесуэле. Концепт «Социализма 21 века» очень популярен во многих странах Латинской Америки, в том числе и на Кубе.[источник не указан 923 дня]

Социализм становится возможен в связи с ростом вычислительных способностей техники. Современные технологии позволяют изменить отношения между производителем и покупателем. Согласно трудам известных математиков, таких как Виктора Михайловича Глушкова план производства представляет, с точки зрения математики матрицу, систему линейных уравнений. Балансировка плана — решение системы линейных уравнений с параметрами третьей степени. Глушков опубликовал анализ-прогноз, в котором решение с помощью рыночной экономики хуже идеального плана в 2-3 раза. Рост вычислительной мощности по экспоненциальному закону позволит рассчитать точный план производства в разумные сроки, что станет возможным составлять оптимальный план производства к 2020 году эволюционным путём, или ранее, если будет сформулирована и отработана задача. В новых условиях производителю станет выгодным планово вести развитие общества. [5]

В Российской Федерации термин «Социализм 21 века» является слоганом программ политических партий Справедливая Россия и КПРФ.

«Шведская модель социализма»

Иногда социализмом называют сочетание социального государства и капиталистической экономики. Так, например, говорят о «шведской модели социализма».

Шведская модель (в оригинальных терминах — «Народный Дом», Folkhem) исходит из того положения, что рыночная экономика наиболее эффективна, поэтому государство придерживается невмешательства в собственно производственную деятельность предприятий и компаний; а негативные социальные издержки рынка — в частности, безработицу и сильное неравенство — можно побороть при помощи активной деятельности государства на рынке труда, перераспределения части прибыли через налогообложение и использование госсектора, преимущественно включающего в себя инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды (а не предприятия).

В реформистской идеологии такая деятельность получила название «функциональный социализм».

Ряд исследователей действительно усматривает в развитом «социальном государстве» признаки реализации социалистической идеи общественной собственности, осуществляемой за счёт перераспределения доходов через систему налогообложения и специальные фонды.

На практике, однако, эта модель постоянно подвергается жёсткой критике как «справа», так и «слева».

Критики «справа» (неолибералы) отмечают, что в сущности такая система осуществляет «скрытую экспроприацию», при которой имущие вынуждены платить за неимущих, и является тупиковой. Отмечается, что «конфискационное налогообложение» душит экономику и уже привело к прекращению экономического роста, а «государство всеобщего благоденствия» приводит лишь к массовому иждивенчеству и апатии населения, большая часть которого живёт преимущественно на государственные дотации и не имеет никакого стимула к деятельности.[6]

С противоположной стороны, от более радикальных социалистов и коммунистов, в свою очередь исходят утверждения, что «шведская модель» — это «политическая маскировка буржуазного паразитизма» и «оправдание грабежа трудящихся», являющаяся лишь мелкой уступкой капитализма с целью сохранить текущее положение вещей.[7] Отмечается, что, во-первых, «шведская модель» никак не устраняет отчуждение и эксплуатацию трудящихся, что является одной из главных задач социализма, а лишь сглаживает их последствия, во-вторых — выгодна в первую очередь крупному бизнесу, так как создаёт ему стабильный рынок сбыта и поддерживает народные массы в относительном спокойствии, при этом все отрицательные явления бьют больнее всего по самим народным массам — «потери при капитализме всегда обобществляются, а прибыли остаются частными».

Менее радикальные критики «слева» отмечают, что, в отличие от государств бывшего «Восточного блока» и в том числе СССР, в Швеции госсектор отнюдь не состоит из предприятий, создающих прибавочный продукт. При этом расходы на социальное обеспечение в ВВП Швеции составляют более 40 %. Извлекаются необходимые для этого средства путём налогообложения, причём основным его объектом является не крупный корпоративный бизнес, а наёмные рабочие и мелкие предприниматели. Таким образом выходит, что в виде «социальных выплат» им возвращается часть ими же и созданной стоимости, ранее у них же изъятой. Максимальная ставка налога на средний доход рабочего составляет — 50-65 %, служащего — до 80 %.[8] Вывод делается следующий:

Социальные, или как их именуют социал-демократы «умеренно социалистические» реформы, затрагивающие только сферу распределения, всегда оказываются половинчатыми и в долгосрочной перспективе — непременно убыточными. Любая попытка улучшить изнутри такой «распределительный (трансферный) социализм» будет усугублять системные противоречия, скрытые в недрах этого социально-политического порядка. И большая часть грядущих материальных издержек, связанных с реставрацией или модернизацией этой модели «государства благоденствия», вновь ляжет на плечи класса наемных работников.[8]

Американский социолог и экономист Дж. Бьюкенен вполне законно называет подобный тип социально-политического устройства «государством трансфера»:

«Государство трансфера» всего лишь взимает налоги с индивидов и групп, находящихся в его юрисдикции, и переводит [англ. transfers] эти средства в виде выплат наличными другим индивидам и группам данного политического сообщества.[8]

Лишена такая «перераспределительная» социальная система, стоящая на ориентированном на получение прибыли любой ценой (то есть, имеющим с ней строго противоположные цели) рыночно-капиталистическом базисе, и большинства характерных (как практически, так и потенциально) для плановой экономики преимуществ — в частности, рационального, планомерного и научно обоснованного развития производительных сил общества как единого народохозяйственного организма.

Критики справа, в свою очередь, также отмечаются и такие свойственные этой системе проблемы, как огромный рост бюрократизации, сильнейшая идеологизация и даже постепенный дрейф к «неототалитаризму», характерные для бесплатной медицины длинные очереди и так далее.

Европейская социал-демократия

Европейский социализм

Социалистические страны

«Социалистические страны» — термин, использовавшийся в СССР в соответствии с терминологией КПСС для обозначения стран, придерживающихся идеологии марксизма-ленинизма, с достаточно устойчивыми режимами — независимо от дружественных или враждебных отношений с Советским Союзом. В СССР не причислялись к социалистическим развивающиеся страны с марксистско-ленинскими режимами.

На Западе социалистические страны и «страны социалистической ориентации» обычно именовались термином «Коммунистические страны» (англ. Communist states).

Советский Союз и социализм

Серп и молот — символ большевистского движения
Почтовая марка СССР, 1973 год: журнал «Проблемы мира и социализма»
Почтовая марка СССР, 1988 год: 30 лет журналу «Проблемы мира и социализма»

Основные группы различных взглядов на советский строй

  • В СССР существовал социализм, построенный в полном соответствии с догматами. При этом указывается, что социализм был «плохим» строем. Причины видятся в том, что марксизм либо просто «плох», либо «красив», но утопичен, и опыт советского социализма показал всю его утопичность и привёл к закономерному краху всю эту систему.[9]
  • Идея построения социализма сама по себе утопична и нереальна, но под эгидой его строительства в СССР, понимаемом как наследник Российской империи (см. также Сменовеховство), была проведена модернизация, создана мощная экономическая система с высоким уровнем общественных гарантий, а само государство — «советская империя» — стало сильным в военном и политическом отношении, уважаемым на международной арене.
  • В Советском Союзе был социализм, но в первоначальном, неразвитом и искажённом виде («деформированный социализм», «мутантный социализм», «феодальный социализм», «казарменный социализм», и так далее). [источник не указан 1232 дня]
  • Социализм, в целом обеспечивал социальную стабильность и уверенность в завтрашнем дне за некоторыми исключениями (например, необоснованные или чрезмерные репрессии)[источник не указан 1150 дней]. Этот социализм, почти полностью соответствуя классическому учению марксизма-ленинизма, отвечал насущным интересам нации, государства и в то же время сохранял и развивал исторические российские традиции. Социалистическое общество позволило народу жить в целом безбедно, а государству — стать мощным.[источник не указан 1232 дня]
  • Строй, построенный в СССР, не имел ничего общего с марксистским пониманием социализма, так как при нём не было ни самоуправления трудящихся, ни «отмирания» государства, ни общественной (а не государственной) собственности на средства производства; отчуждение, которое, по Марксу, должно быть преодолено при социализме, достигло размеров, превосходящих капиталистические общества.[10]
  • Советский строй не вышел за пределы капитализма как способа производства, и по сути представлял собой государственно-монополистический капитализм (большинство средств производства принадлежит одному монопольному собственнику — государству), или, по С. Платонову(вымышленный персонаж), «государственно-монополистический социализм», как аналог и зеркальное отражение государственно-монополистического капитализма (пример последнего — Германия при Гитлере), оставшись лишь неоконченной и чрезмерно затянувшуейся подготовительной фазой, теоретически предшествующей непосредственному началу строительства социализма, что явилось результатом достаточно точного практического воплощения изначально ошибочного представления о социализме как обществе, существующем на тех же материальных основах (средствах производства), что и капитализм, но с иными производственными отношениями; в то время как например по С. Платонову (со ссылкой на труды Маркса как первоисточник идеи) социализм и коммунизм базируются на коренным образом отличающихся средствах производства, причём у С. Платонова — существенно более совершенных, чем доступны современному человечеству, тем более — чем доступные в середине XIX или начале — середине XX века (высокотехнологичное комплексно автоматизированное массовое производство практически без прямого участия человека, совершенные компьютерные системы управления, планирования, сбора и обработки данных). Существуют различные точки зрения на то, соответствует ли такой вывод изначальным тезисам классического марксизма, или напротив является их необходимым уточнением и корректированием.
Несмотря на связанные с этим проблемы, часто отмечается что советский «социализм» ощутимо поднял промышленность, культуру и качество жизни в России/ СССР, осуществил модернизацию, массовую индустриализацию, тем обеспечив создание достаточно мощных производительных сил капиталистического типа под управлением государства, однако впоследствии из-за авторитарной системы правления, автаркических и изоляционистских тенденций, многочисленных ошибок в государственном менеджменте, сепаратизма окраин и окостенения идеологии, которая не только перестала быть отражением выводов науки (как у классиков), но и сама стала диктовать свою волю последней, не выдержал прямой конкуренции с системой рыночного капитализма, или, по другой версии, со сменившей её в большинстве развитых стран после Второй мировой войны общественно-экономической системой, характеризующейся заменой частной, в исходном смысле этого слова, собственности на корпоративную («элитаризм», власть международной финансовой и корпоративной элиты), и содержащей подлинно капиталистические элементы (капитал, рынок, конкуренция, частная собственность на часть средств производства) лишь в виде отдельных вкраплений.[11][12]
  • В СССР существовала неополитарная система, возрождающая на новом уровне описанный Марксом «азиатский», политарный способ производства, характерный для древних Египта и Месопотамии, Китая, Индии и т. д. («восточных деспотий»); соответственно, к социализму она относилась лишь идеологически;
  • В процессе развития советской системы она вскоре частично вернулась к товаро-рыночным общественным отношениям, хотя и в урезанных формах, и в устоявшемся виде по сущности не так уж и сильно отличалась от экономики «капиталистических» стран. Это выразилось в постепенном хозяйственном, а затем и экономическом обособлении «социалистических предприятий» (в рамках формальной государственной собственности, отождествлявшейся с общенародной, общественной), которые получили фактическое право распоряжения произведённым продуктом, а затем — и, отчасти, средствами производства. Советский бюрократический управленческий аппарат фактически монополизировал право распоряжения и управления, обособившись от общества и начав играть самостоятельную роль. Попытки в таких условиях использовать дополнительные экономические рычаги и стимулы («хозрасчёт», «соцсоревнование», прибыль, себестоимость) под предлогом «повышения эффективности» и «совершенствования производительных сил» привели лишь к ускорению данных тенденций.[13]
Однако в ней незаметно для рядовых граждан действовали механизмы государственного дотирования и субсидирования, которые способствовали установлению социальной справедливости. Например, производство продуктов питания первой необходимости дотировалось государством на половину и более, с соответствующим снижением розничных отпускных цен, которые часто были ниже цен, по которым государство закупало у производителей. Это делалось за счёт одновременного завышения государственных розничных цен на предметы не первой необходимости (например, автомобили), а также государственных доходов от экспорта, в первую очередь — нефтепродуктов.
  • Социализм в СССР существовал, но по стечению обстоятельств соединился с элементами тоталитаризма и административно-командной системой, которые вообще говоря не обязательны для социализма.

Существует мнение (пример — тот же "ранний" С. Платонов), что апологетика Советского Союза и попытка скрыть реальное положение привели, кроме прочего, к забвению самого духа марксистско-ленинского учения, в котором всегда подчёркивалась абсолютная важность опоры на науку и научности идеологии (не основанная на науке идеология у Маркса приравнена к идеализму), что выражалось в «схоластическом» следовании конкретным, частным положениям марксистских и ленинских учений о социализме, коммунизме, капитализме и так далее, и тиражировании идеологизированных представлений о них, вопреки реальному ходу событий в развивающемся мире, — при том, что классики писали свои работы в середине XIX — начале XX века, в соответствии с тогдашней обстановкой, и физически не могли с детальной точностью предугадать дальнейший ход мировой истории.

Например, широко применявшиеся в официальной советской идеологии термины «империализм» и «государственно-монополистический капитализм» на самом деле изначально характеризовали вполне определённые этапы развития общественно-экономических отношений в отдельных странах во времена Ленина, но впоследствии были стереотипно и некритично распространены «коммунистическими» идеологами на весь западный мир, хотя их актуальность к тому времени уже давно исчезла. С этой точки зрения, в СССР происходило негативное обратное влияние идеологии на науку, хотя по тому же Марксу идеология должна наоборот базироваться на выводах науки, донося её выводы до масс в «популяризованном», понятном им виде.

По "С.Платонову",

…наша теоретическая мысль в течение десятилетий фактически блокирована, что обрекает нас на необходимость двигаться «эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок»"

/автор цитируемого высказывания — Андропов/.

Современный «научный коммунизм», который многими ошибочно рассматривается как коммунистическая теория, на самом деле (в его части, касающейся деятельности уже победившего пролетариата) целиком относится к сфере идеологии, и слово «научный» в его названии не должно вводить в заблуждение.

Идеология, которая подвизается в несвойственной ей роли теории, то есть берется объяснять и предсказывать, неизбежно порождает фантастические представления о современном мире — и что самое опасное и печальное — творит идеологические мифы о нас самих.

Внешне сходная, но по сути противоположная точка зрения состоит в том, что с теми же целями подвергались умышленному искажению марксистские и ленинские представления, которые в данном случае часто трактуются как нечто заведомо верное и не требующее корректировок, как в общем, так и в частностях.

Так, с этой точки зрения постепенно становился всё более и более общепринятым тезис о том, что при социализме действие закона стоимости, наличие прибыли — нормальные явления, не противоречащие марксистской концепции. Подобная ситуация называлась творческим развитием марксистско-ленинской теории (постулат существования при социализме закона стоимости был выдвинут И. В. Сталиным в работе «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год), хотя на деле противоречил исходному марксову пониманию:

  • прибыли как исключительно капиталистической категории (превращённая форма прибавочной стоимости, а прибавочная стоимость есть только в капитализме)
  • стоимости как категории, которая вместе с товаром исчезает при социализме.

Более того, до этого, в 1943 году в журнале «Под знаменем марксизма» появляется статья, в которой утверждается, что

Стоимость товара в социалистическом обществе определяется не числом единиц труда, фактически затраченных на производство, а количеством труда, общественно необходимого для его производства и воспроизводства.[источник не указан 1232 дня]

Таким образом, с одной из точек зрения, представления о социализме, столкнувшись с реалиями, постепенно в определённой степени отошли от изначальной марксистско-ленинской концепции.

С другой точки зрения, раз советское общество было по сути капиталистическим, то и применять к нему представления о социализме было явно преждевременно, так как в нём в полном объёме продолжали действовать законы капиталистической экономики, которые её огосударствление (лишь «упразднение» частной собственности, а не её уничтожение) не «обмануло» и не отменило, а лишь сделало их влияние скрытым, малозаметным внешне, но от этого не менее действенным.

В целом и общем, можно сказать, что до определённой степени и со своей позиции по своему верна каждая из представленных выше точек зрения на эту проблему.

С. Г. Кара-Мурза считает, что «схоластический» спор о том, являлся ли советский строй социализмом или нет, и если да — о том, «какой» это был социализм — типичный пример гипостазирования и по сути своей лишён смысла.[14]

Критика и защита идей социализма

Уже в 1922 г. образец критики идей социализма предоставил Л. Мизес в своём труде «Социализм»[4]. В этой книге автор подверг критике идеи социализма и выдвинул обоснование невозможности существования стабильной социалистической экономики, и, следовательно, социализма как реалистичной системы устройства общества. Мизес утверждал, что при социализме невозможен экономический расчёт и в этом он видел основной недостаток социализма. Невозможность экономического расчёта при социализме следует, по его мнению, из невозможности сравнения субъективных ценностей при отсутствии добровольного обмена (то есть свободной торговли), результатом чего якобы является накопление дефектов в планировании и распределении ресурсов, ведущее к перепроизводству бесполезной продукции и массивной трате ресурсов на экономически сомнительные проекты — при одновременном дефиците практически всего, что простые люди хотели бы иметь. Опыт построения развитого социализма в СССР, Китае, и других социалистических странах подтвердил соответствие этой теории реальной жизни.[источник не указан 463 дня]

Ф. А. Хайек явился продолжателем Мизеса и на протяжении всей жизни выступал с критикой идеи социализма. Лейтмотивом его книги «Дорога к рабству»[15] служит утверждение, что планирование непосредственно влечёт за собой рабское подчинение индивидов государственной машине.

Среди элементов критики социализма можно выделить следующие:

  • Эксплуатация человека человеком заменяется эксплуатацией человека государством[16].
  • Отсутствие экономической свободы подавляет экономическую активность граждан, делает их не заинтересоваными в новаторской и изобретательской деятельности[17].
  • Государственные предприятия изымаются от влияния спроса на их товары. Это приводит к дефициту необходимых товаров и перепроизводству ненужных[17][18].
  • Гарантированная занятость и система государственного распределения порождает иждивенчество и незаинтересованность в результатах своего труда[17].
  • «Уравниловка» в доходах (одинаковая зарплата при разном труде) подавляет стимул к повышению эффективности труда у работников[17].
  • Не происходит самоочищения экономики. Убыточные и неэффективные предприятия субсидируются государством за счет прибыльных[19]. Такая система приводит к стабильному росту убыточных предприятий и неизбежно вызывает коллапс экономики[20].
  • Социализм лишает человека права на свободный труд и права на результаты своего труда, что нарушает одно из важнейших естественных прав человека[21].
  • Государственное планирование и монополизм лишает граждан возможности выбора товара[17].
  • Отсутствие конкуренции приводит к стабильному ухудшению качества товаров[17][18].
  • Внешнее подавление свободы личности, принуждение к определённому виду деятельности, определённым товарам, которые надлежит покупать[18].
  • Негибкость, неэффективность планирования, невозможность эффективно распределять ограниченные ресурсы и удовлетворять потребности общества[18].
  • Конформизм, порождённый душением инициативы[17].
  • Дискриминация (государство решает, как распределять ресурсы, самостоятельно выдвигая критерии справедливости), что порождает систему привилегий[16].

Кроме того, критикуется попытка сознательного создания общественного строя, его «проектирования», в отличие от эволюционизма — пути, по которому возникали все типы общественного устройства[22].

Со своей стороны, идеи Людвига Мизеса и Фридриха Хайека встречали и встречают постоянно большое количество критики.

В ответ на критику социализма его сторонники выдвигают следующую трактовку его элементов:


  • Планомерное развитие обеспечивает возможность максимально эффективного распределения ресурсов, тогда как капитализм тратит ресурсы впустую (этим обеспечивается самовозрастание капитала — тезис Иштвана Месароша), кроме того, ещё известный экономист Пол Самуэльсон указывает, что производители на рынке не всегда способны точно определить, как изменяются потребности покупателей. Негативные же стороны процесса планирования компенсируются механизмами встречного планирования. Эрнест Мандель следующим образом комментирует один из основополагающих тезисов Мизеса о невозможности корректного планирования:

все экономические расчёты — за исключением расчёта эквивалента рабочих часов ex officio (по должности (лат.)) в условиях всеобщего изобилия — несовершенны и неточны. …Функция рынка именно в том и состоит, чтобы подавать сигналы бизнесу, предоставлять ему информацию для того, чтобы он мог соответственно модифицировать свои расчёты и проекты. и далее: …обе системы, исходя из невозможности делать точные расчёты и проекты, на практике применяют гибкий метод последовательного приближения. Эрнест Мандель, бельгийский учёный-экономист, представитель неомарксизма.

  • Возможность встать над производством образуется благодаря исчезновению рынка, человек получает возможность избавиться от постоянной озабоченности материальной стороной жизни. Исчезает «болезнь» капитализма — товарный фетишизм[источник не указан 574 дня];
  • Возможность активно участвовать в производстве всему обществу, участие в распределении продуктов своего труда противопоставляется «обезличенному» потреблению[источник не указан 574 дня];
  • Ликвидация неравенства путём ликвидации иерархизированности капиталистического общества (Иштван Месарош)[источник не указан 574 дня].
  • Возможность сознательно творить свою историю противопоставляется слепой подчинённости обстоятельствам. Люди совместно творят свою историю, и индивидуальность нисколько не страдает, а даже наоборот, выигрывает, когда люди совместно движутся к какой-то цели[источник не указан 574 дня].

Таким образом, вокруг понятия «социализм» ведётся в настоящее время очень острая полемика, и спектр убеждений чрезвычайно широк: от полного отрицания возможности перехода к такому обществу и до полной уверенности в неизбежности победы социализма[источник не указан 574 дня].

Сторонники Мизеса возражают[источник не указан 463 дня] против аргументации Манделя и других неомарксистов, утверждающих, что более совершенные способы сбора и обработки экономической информации могут решить проблему экономических вычислений при социализме, указывая на то, что сама система центрального планирования, по их мнению, опирающаяся на принуждение субъектов к следованию государственному экономическому плану, самим фактом принуждения искажает и делает бесполезной исходную экономическую информацию — о том, что и насколько людям нужно. В соответствии с их взглядами, единственной системой, при которой эта информация полностью сохранятся и становится доступной экономике, является система полностью добровольной торговли — то есть «свободный рынок».

Примечания

  1. Экономические проблемы социализма в СССР», М: Государственное издательство политической литературы, 1952.
  2. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.22 С.519- 548
  3. Государство и революция: Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции // ПСС. — 5-е изд. — Т. 33. — М.: Издательство политической литературы, 1974. — С. 1-120
  4. ↑ Социализм. Экономический и социологический анализ. — М.: «Catallaxy», 1994, — С. 416 — ISBN 5-86366-022-8.  (рус.)
  5. технически возможен благодаря развитию математики и вычислительной техники
  6. Виктор Вольский. Шведская модель — тупиковый путь.
  7. Тэди-Ян Франк, Коммунистическая марксистско-ленинская партия Швеции. Закономерный крах «шведского рая».
  8. ↑ Внутренние противоречия шведской модели «благосостояния». А. П. Сафронов, кандидат философских наук. Фонд социальных исследований (Москва), эксперт.
  9. Советский Союз и социализм
  10. Суперэтатизм и социализм // «Свободная мысль», 1996, № 12.
  11. Die Bilanz des 20. Jahrhunderts. Harenbergs Kommunikation Verlags-und Mediengesellschaft mbH & Co.KG, Dortmund 1991. ISBN 3-611-00199-6
  12. После коммунизма
  13. В. Т. Рязанов, Н. Н. Осадин. Общественная собственность и её роль в формировании рыночной модели экономики России.
  14. Глава 2. Склонность к гипостазированию
  15. Дорога к рабству — М.: «Новое издательство», 2005. — 264 с. — ISBN 5-98379-037-4.
  16. ↑ http://zakharov.ru/index.php?option=com_books&task=book_details&book_id=200
  17. 1 2 3 4 5 6 7 Ефимов И. М. Без буржуев. — Frankfurt/Main: Посев, 1979. — 350 с.
  18. ↑ http://www.sotsium.ru/?link=BOOK&id=221 http://www.jesushuertadesoto.com/art_lib_rus/socialismo_ruso.pdf
  19. http://www.libertarium.ru/l_lib_buero
  20. http://www.sotsium.ru/?link=BOOK&id=210 http://www.jesushuertadesoto.com/art_lib_rus/dinero_ruso.pdf
  21. http://sotsium.ru/?link=BOOK&id=14
  22. http://www.libertarium.ru/l_lib_conceit0

См. также

Проект

Литература

  • Социалист — Интернет-журнал, посвящённый актуальным общественно-политическим и гуманитарным проблемам в России и за рубежом, теории и практике левого движения в мире
  • Мыльные пузыри социализма (1890)
  • Демократия, социализм и теократия
  • Дискуссия о социализме в античности // Античность и современность : Доклады конференции Ассоциации антиковедов. Москва. 30 октября - 2 ноября 1989. — М. — С. 24—28.
  • Научный коммунизм: Словарь (1983) / Социализм
  • Российские социалисты и анархисты после октября 1917 года
  • Социализм без ярлыков
  • Росстат: социализм неизбежен
  • Социализм как историческая возможность
  • И. Сталин. Анархизм и социализм.
  • Хорина Г. П. Судьба социалистической идеи в России в курсе культурологии // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 4. — С. 43—45.
  • Русский социализм — ответ на русский вопрос
  • Чарушников В. Д. Эпоха "развитого социализма". – М.: «Российская историография», 2012. - 102 с.


Шаблон:Политология

Tags: Социалисты в россии, социалисты марксисты, как относились социалисты к николаевскому режиму.