Faberlic-partner.ru

Faberlic-partner.ru - фатоватый ресурс

Метки: Гостиница кургала косколово, косколово база отдыха, косколово шашлык машлык, косколово кингисеппский район, косколово кингисеппский район почта индекс.

Деревня
Косколово
Koskizenkylä
Страна
Россия
Субъект федерации
Ленинградская область
Муниципальный район
Сельское поселение
Координаты
59°40′00″ с. ш. 28°27′00″ в. д. / 59.666667° с. ш. 28.45° в. д. (G) (O) (Я)59°40′00″ с. ш. 28°27′00″ в. д. / 59.666667° с. ш. 28.45° в. д. (G) (O) (Я)
Первое упоминание
Население
9[1] человек (2007)
Часовой пояс
Телефонный код
+7 81375
Почтовый индекс
188459
Автомобильный код
47
Код ОКАТО
41 221 852 010
Этнографическая карта поселений
води, ижоры и
финнов на западе Ленинградской области
Косколово в 1860 г.
Косколово в 1911 г.

Ко́сколово (ижор. — Koskizenkylä или Кошкиже, фин. — Koskisenkylä, водск. — Koskolova) — деревня в Кингисеппском районе Ленинградской области. Принадлежит к Вистинскому сельскому поселению. Известна с начала XVII века. Расположена в нижнем течении р. Хаболовки, впадающей в Лужскую губу Финского залива. С 1990-х годов в окрестностях деревни идет строительство Усть-Лужского порта.

Содержание

История Косколова

Происхождение названия

Название деревни, по-видимому, происходит от финского слова koski — «порожистый», так как протекающая в окрестностях речка обладает весьма быстрым и бурным течением.

Состав населения

Берега Лужской губы издревле были местом обитания финно-угорских племен води и ижоры. Впоследствии (в XIX — начале XX века), Косколово было известно как ижорская деревня.

В годы Великой Отечественной войны немецкие оккупационные власти насильственно выселяли местных ижор в Финляндию. После войны вернулись не все, и не сразу. Во второй половине XX века среди жителей деревни в равной степени присутствовали русские и ижоры.

На рубеже XX—XXI веков основная часть населения Косколова — дачники из Санкт-Петербурга, Кингисеппа, Нарвы.

Косколово на рубеже XV—XVI веков

В «Переписной окладной книге Водской пятины» 1500 г. упоминается «деревня Черная на речке Черной у моря», которая, судя по ряду косвенных признаков, располагалась в районе нынешней деревни Косколово[2]. Деревня входила в «Никольский Толдожский погост в Чюде» Ямского уезда Вотской пятины Новгородской земли. Присутствие в названии погоста уточняющего определения «в Чюде» указывает на состав населения этих земель, а именно представителей «чюди», то есть угро-финских племен. Кроме того, в Новгородских писцовых книгах 1500 г. упоминается «деревня Парзил над морем», местоположение которой сегодня установлено совершенно точно, благодаря археологическим раскопкам, произведенным экспедицией К. В. Шмелева. Это территория к северу от Косколово, недалеко от побережья Финского залива[3].

Территория между Хаболовским озером и дер. Лужицы на рубеже XV—XVI вв. несколько раз упоминается в писцовых книгах 1500 г. как отведенная под сенокосы (говорится о сотнях копен сена, заготавливаемых здесь населением окрестных деревень). Кроме того, местные жители занимались добычей и выплавкой т. н. «кричного железа» в небольших «домницах» — сыродутных печах. Такое примитивное железоделательное производство было налажено почти во всех деревнях региона, включая вышеупомянутую дер. Чёрная[4].

Косколово в XVII веке

Первое известное описание деревни Koschola содержится в «Писцовых книгах ижорской земли»[5], составленных шведской администрацией после перехода побережья Финского залива под контроль Швеции по Столбовскому договору (1617). Книги содержат данные за 1618—1623 гг. Вот некоторые из этих сведений:

Жители (по-видимому, учитывались только русские совершеннолетние мужчины):

1. Фомка Михайлов и его брат Федорко
2. Петруша Андреев и его сын Сидорко
3. Федорко Алексеев с сыновьями Матвейко и Иванко
4. Степанко Кириллов
5. Васько Валачьев (Wascho Walachtief) и его сын Нестерко

За каждым из пяти домохозяев записано по одной лошади и корове. Степанко Кириллов, не имеющий сыновей и братьев, владел только лошадью.

Также упоминается бобыль Дмитерко Алексеев, обозначенный как «сбежавший».

В списке натуральных податей перечислены гречиха, рожь, ячмень, овес, лен и конопля. Также русским жителям Косколова надлежало ежегодно сдавать в шведскую казну по половине свиньи. С 1622 г. натуральные подати были заменены на денежный налог в размере 15 рублей.

Косколово в XIX веке

КОСКОЛОВО — деревня принадлежит Почётному Гражданину Дурышкину, число жителей по ревизии: 52 м. п., 53 ж. п.
В оной: Бутылочный завод. (1838 год)[6]

В 1844 году деревня Косколова насчитывала 29 дворов[7].

В середине XIX века население Косколова, наряду с другими деревнями Санкт-Петербургской губернии, было обследовано этнографом П. Кёппеном[8]. По его данным, в 1848 г. в Косколово обитали 291 ижор и 68 немцев (возможно, что последние были потомками мигрантов XVII в., оказавшихся в этих краях благодаря переселенческой политике шведского правительства[9]. Однако более вероятной представляется версия о создании немецкой колонии в Косколове в конце XVIII века — начале XIX веков, наряду с ещё несколькими такими колониями в Ямбургском уезде. В этот период на призыв Екатерины II и Александра I о переселении в Россию откликнулось несколько сотен немецких семейств[10]). Русских жителей Кёппен в Косколово не обнаружил, и даже специально отметил в своём труде, что ижоры редко селились в одних деревнях с русскими[11]. Однако в другой работе Кёппена отмечается, что в Косколово проживало также 53 русских[12].

КОСКОЛОВО — деревня Ораниенбаумского Дворцового Правления, 10 вёрст по почтовой, а остальное по просёлочной дороге, число дворов — 22, число душ — 84;
КОСКОЛОВО — деревня Ораниенбаумского Дворцового Правления, 10 вёрст по почтовой, а остальное по просёлочной дороге, число дворов — 11, число душ — 65; (1856 год)[13]

Косколово в этот период превратилось в одну из крупнейших деревень Ямбургского уезда. Согласно «Списку населённых мест»[14] в 1862 г. деревня уже чётко делилась на три части:

  • деревня Косколово дворцового ведомства «при реке Косколовке и колодцах» (24 двора, 188 жителей)
  • владельческая деревня Косколово «при реке Косколовке и Финском заливе» (14 дворов, 145 жителей.)
  • владельческая мыза Косколово «при реке Косколовке и Финском заливе» (5 жителей. Согласно карте Шуберта 1860 г.[15] мыза в это время принадлежала купцу Дурышкину)

Итого — 39 дворов, 338 жителей. Это близко к вычислениям П. Кёппена и лишний раз подтверждает, что в Косколове в этот период не было сколько-нибудь значительного русского населения.

Дома двух частей деревни Косколово (дворцовой и владельческой) стояли, в основном, по берегам р. Косколовки (на современных картах она именуется р. Белой), впадавшей в р. Хаболовку. По данным П. Кёппена, в 1848 г. «дворцовое» Косколово (сегодня это т. н. Первое Косколово, на южном берегу р. Белой) находилось в «ведомстве великой княгини Елены Павловны», известной благотворительницы[16].

В середине 1880-х гг. в Косколове функционировало земское училище[17].

Сборник Центрального статистического комитета, описывал Косколово так:

КОСКОЛОВА (Косколова господская, Косколова заводская) — деревня бывшая владельческая Лужицкой волости при реке Косколовке, дворов — 46, жителей — 366; Волостное правление (уездный город в 50 верстах), церковь лютеранская, школа, лавка, постоялый двор. В 6 верстах — пристань. В 15 верстах — часовня лютеранская. (1885 год)[18].

Церковный приход

По данным середины 1880-х гг. Косколово числилось в приходе Николаевской церкви в Сойкине Первого благочиннического округа Ямбургского уезда[17].

Занятия местного населения

Начиная с 1790 г. в источниках[19] упоминается «Косколовский стекольный (бутылочный) завод», располагавшийся недалеко от устья р. Хаболовки, на её правом берегу и принадлежавший в середине XIX в. местному помещику, почётному гражданину Дурышкину. По сведениям автора «Статистического описания Ямбургского уезда» А. Делагарди[20], к берегам Лужской губы периодически направлялись корабли, где они

нагружались дровами, скупаемыми у прибрежных жителей, для городов: Санкт-Петербурга, Кронштадта и Ораниенбаума[21]. Заводские же суда отвозят произведения заводов своих, заключающиеся в бутылках и штофах, на сумму около 130 000 рублей. Таковых заводов на реке Луге два: Пулковский и Кракольский, и при устье реки Хаболовки, у Финского залива, один Косколовский. Обратно к заводам привозятся: бутылочный бой, зола и провиант для мастеровых, на 50 тысяч рублей.

По данным метрических книг середины XIX в. некоторая часть (а, может быть, и большинство) стекольных мастеров с бутылочной фабрики в Косколове были немцами-лютеранами[22].

Согласно карте Шуберта 1860 г. на сотню метров выше по течению Хаболовки располагалась кузница, а в паре километров от устья — мельница с запрудой.

В хлебопашестве и рыбной ловле обитатели Косколова в середине XIX века, похоже, не достигали каких-то выдающихся результатов. Делагарди отмечает, что «из [Ямбургского] уезда никаких значительных вывозов не бывает. Хлеб остается дома». Также он указывает на то, что

в мастеровом народе [в Ямбургском уезде] до той степени недостаток, что все постройки, каменные и деревянные, несколько позначительнее, производятся людьми наемными из Костромской, Ярославской, Олонецкой и Смоленской губерний[23].

Косколово в XX веке

Начало века

По данным за 1905 г. в Косколове располагалось волостное правление Лужицкой волости Ямбургского уезда. По принятой тогда системе волость делилась на сельские общества: среди них были Косколовское 1-е и Косколовское 2-е. Если Косколовское 2-е состяло лишь из одного селения — самого себя, то Косколовское 1-е могло в этот период претендовать на роль «локальной столицы», среди подведомственных ему восьми деревень были даже столь отдаленные как Краколье и Евсеева гора[24].

Кроме того, Косколово было центром одного из 12-ти полицейских участков Ямбургского уезда. Здесь жил полицейский урядник (2-го стана 9-го участка) в зону ответственности которого входили деревни Лужицы, Выбья, Липово и Курголово. Связь с этим урядником предлагалось поддерживать через почтово-телеграфное отделение в селе Котлы[25]. Дорога, соединяющая Котлы с Косколово была грунтовой, но «местами шоссированной»[26].

В Косколове по-прежнему работало земское училище[27]. В 1914 г. в преподавательском штате числилась одна учительница — Феодосия Петровна Маркова[28].

Во 2-м Косколове находилась «винная лавка № 419». Одновременно на территории деревни развивал свою активность Ямбургский уездный комитет попечительства о народной трезвости. В частности, одна из восьми уездных народных библиотек была открыта именно в Косколово. По словам Н. В. Шапошникова: «В учреждениях Комитета кроме чтений с туманными картинами бывают и другие развлечения»[29].

В числе землевладельцев Лужицкой волости упомянут косколовский крестьянин Щенников Тимофей Ермолаевич: в его собственности находилось 106 десятин земли при бывшем бутылочном заводе[30].

В период с 1923 по 1927 год Косколово являлось административным центром Сойкинской волости[31].

Часовня, обозначенная на карте 1933 г. в районе нынешнего косколовского кладбища, была, скорее всего, построена в начале XX века.

Революция и гражданская война

В годы гражданской войны Косколово стало ареной боевых действий. Весной 1919 г. в южной части Лужской губы состоялась высадка белогвардейского десанта. Это была одна из операций большой кампании по захвату Петрограда, возглавляемой ген. Юденичем. В середине мая 1919 г. белая армия генерал-майора Родзянко перешла в наступление в районе Гдова и Ямбурга, десант был организован в поддержку этого наступления. Десант осуществлялся с английских и эстонских кораблей. В нём принимали участие добровольцы из числа ингерманландского населения — всего около 350 человек «при пулеметах» («1-й Ингерманландский батальон» во главе с капитаном А. Тюнни). 16 мая был занят район Пески — Лужицы — Косколово[32]. Оборону побережья держали местные советские красные отряды под командованием ижора П. Трофимова и Ф. Афанасьева. Они отбили первую атаку, но 17 мая были вынуждены отойти в район Копорья.
Несколько месяцев Косколово находилось под контролем белогвардейцев. Здесь, и на всем Сойкинском полуострове, набирались новые добровольцы в Ингерманландский полк из числа ижор, финнов и эстонцев. За неделю удалось набрать более полутора тысяч человек, было организовано наступление на Копорье, откуда красные были выбиты 24 мая 1919 г.[33] Однако затем, по-видимому, в конце июля 1919 г., Ингерманландский полк утратил контроль над районом, в результате успешного наступления Красной армии на Ямбург.

Косколовский сельсовет в 1920 — 1930-е гг.

Косколово в 1933 г.
Косколово в 1938 г.

По данным переписи 1926 года, в Косколовском сельсовете насчитывалось 119 хозяйств и 497 человек населения. В состав сельсовета входили следующие населённые пункты:

  • деревня Косколово I (55 хозяйств, 229 жителей)
  • посёлок Косколово I (3 хозяйства, 16 жителей)
  • деревня Косколово II (30 хозяйств, 121 житель)
  • деревня Косколово III (19 хозяйств, 89 жителей)
  • лесопильный завод «Косколовский» (6 хозяйств, 9 жителей)
  • хутор Антонова (1 хозяйство, 6 жителей)
  • хутор Гусарова (1 хозяйство, 6 жителей)
  • хутор Питкя-Перя (1 хозяйство, 7 жителей)
  • хутор (лесная сторожка) Питкя-Перя (1 хозяйство, 4 жителя)
  • мельница Рамеша (1 хозяйство, 4 жителя).

По данным переписи Косколово сохраняло преимущественно ижорский национальный состав. 86 хозяйств (381 житель) были ижорскими, и лишь 27 хозяйств (82 человека) — русскими. Кроме того, 3 хозяйства (7 человек) были эстонскими, 1 хозяйство (3 человека) — финским, 1 хозяйство (2 человека) — латышским. Сведения о национальности 22 членов колхоза в деревне Косколово I отсутствовали[34]. Нельзя не отметить, что перепись совершенно не отмечает в Косколово немцев, выявленных в 40-е годы XIX века П.И. Кёппеном.

По административным данным 1933 года, в Косколовский сельсовет Кингисеппского района входили деревни: Косколово I, Косколово II, Косколово III и Малая Пустошь, общей численностью населения 476 человек. Центром сельсовета была деревня Косколово I[35].

По данным переписи 1939 года в районе нынешнего Косколово находились следующие населённые пункты:

  • городок, быв. колония ИТК (116 человек)
  • деревня Косколово I (204)
  • деревня Косколово II (88)
  • деревня Косколово III (112)
  • станция Косколово (7)
  • мельница Косколовский л/з (21)
  • мельница № 2 (быв. Гусарово) (5)
  • хутор Питкя-Перя (10)
  • хутор Пустошь (15)
  • хутор Самуйлова (7)
  • хутор Яковлева (5)

Всего в Косколовском сельсовете проживало 590 человек.

Четыре хутора, перечисленные в списке, в ходе кампании 1940—1941 гг. по сселению хуторских посёлков были перевезены в деревню Косколово[36].

Постановлением Административной комиссии Леноблисполкома от 3 марта 1936 года, утверждённым Президиумом Леноблисполкома 5 апреля 1936 года, Косколовский сельсовет получил статус национального ижорского сельсовета[37]. Сельсовет был упразднён в рамках мероприятий по ликвидации низовых национально-административных единиц постановлением Президиума Леноблисполкома от 14 апреля 1939 года, его населённые пункты вошли в состав Сойкинского сельсовета[38].

Политические репрессии

Некоторые свидетельства о политических репрессиях в отношении жителей Косколова в 1937—1938 гг. содержатся в материалах центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке[39]. По имеющимся данным, в период с 29 ноября 1937 г. по 9 июня 1938 г. в Косколово было произведено десять арестов. Все арестованные были в течение 1938 года приговорены к расстрелу по различным пунктам статьи 58 УК РСФСР. Приговоры были приведены в исполнение в Ленинграде в том же 1938 г. Среди арестованных — трое русских, семь ижорцев, возрастом от 58 до 25 лет. По роду занятий: шесть колхозников, один кладовшик колхоза (с примечательным названием «колхоз имени газеты „Колхозник“»), один завуч начальной школы, два стрелочника железнодорожной станции Косколово. Все они впоследствии были реабилитированы.

Есть все основания полагать, что эти аресты представляют собой лишь часть репрессивных мер в отношении населения Косколова со стороны властей. В той же базе данных упоминается косколовский мельник, эстонец Петр Давыдович Крейс 1876 года рождения, арестованный еще в 1932 г. и получивший тогда пять лет лагерей. После отбывания срока он обосновался в Ярославле, в феврале 1938 г. опять был арестован, приговорен по 58-й статье и расстрелян (именно поэтому его фамилия и попала в базу за 1937—1938 гг.)

Строительство инфраструктуры военно-морской базы Ручьи

Руины «Косколовской ГЭС»
Старая турбина

В годы строительства военно-морской базы Ручьи (стройка началась в 1934 году и получила название «Строительство-200» или Комсомольск-на-Балтике)[40][41][42] в районе Косколова был размещен Лужский исправительно-трудовой лагерь («Лужлаг»). Он существовал с 3 августа 1937 г. по 31 июля 1941 г.[43] Силами заключённых и вольнонаемных рабочих были построены ветки железной дороги вдоль побережья Лужской губы, мосты, другие элементы инфраструктуры.

Строительство привело к значительному росту численности населения деревни и количества домов в округе. По данным топографических карт, в 1933 г. деревня Косколово состояла из 48 домов, а в 1938 г. — уже из 105. Появились новые участки застройки в районе протянутой со стороны Котлов ветки железной дороги («Рабочий посёлок» — по всей вероятности подразделение «Лужлага»). Был сооружен павильон железнодорожной станции «Косколово» (первоначально на левом берегу Хаболовки. Впоследствии (в конце 1940-х гг.(?)станция была перенесена на правый берег).

Река Хаболовка в районе старой мельницы была перегорожена капитальной каменно-бетонной плотиной, здесь начала функционировать гидроэлектростанция (по-видимому, уже в начале 1920-х гг., для обеспечения электроэнергией «Косколовского государственного лесопильного завода»[44]) По воспоминаниям жителей деревни, река выше плотины широко разливалась, образуя небольшое озеро. Плотина просуществовала всего несколько лет и была взорвана перед отступлением Красной армии летом 1941 г. Руины сооружений «Косколовской ГЭС» хорошо заметны на местности до сих пор.

К югу от Косколова, слева от старой Хаболовской дороги, был сооружен кирпичный завод. На карте 1938 г. завод и прилегающие к нему строения обозначены как отдельный населённый пункт «Яковлево», состоящий из 2-х домов. По видимому, в 1941 г. завод также был уничтожен отступающими войсками.

Вторая мировая война

Косколово было оставлено частями Красной армии (48-й стрелковой дивизии 8-й общевойсковой армии) 30 августа 1941 г. и освобождено 1 февраля 1944 г.[45][46]

По воспоминаниям ижора И. Г. Григорьева, при отступлении в августе 1941 г. произошёл бой в Косколове, у речки. Погибло много красноармейцев. Уцелевшие частично рассеялись по окрестным лесам, где впоследствии были сформированы партизанские отряды.

Немецкая оккупация

И. Г. Григорьев описывает оккупационные порядки в соседней с Косколово деревне Лужицы:

- Когда Вы увидели первого немца?

— Когда стрельба прекратилась. Мы с Верхних Лужиц решили прийти на станцию, а в деревне уже немцы были. Лесок, и мы идем, я помню, с бабушкой вдвоем. Видим: немцы играют на гармошке. Они нас свободно пропустили мимо, и мы пошли на станцию… У нас ещё огороды всё же были посажены — голодными не остались. Немцы же ничего не давали, мы только то ели, что сами добывали. Мы тем спасались, что у нас рыба: мы ходили в море, а рыбы было много. Это не то, как сейчас, — тогда рыбы было много! Женщины ходили в залив, теперь туда не пускают, а тогда свободно. И во время немцев тоже можно было идти свободно. Но рыбу надо было немцам отдавать, — те брали себе. А потом так строго стало, что «в лес не ходи, туда не ходи». Организовалась комендатура — в Усть-Луге, у моста. Немцы заставили самим назначить старосту, — чтобы была глава в деревне. Никто не хотел, — так заставили силой. Эстонцы были у нас в деревне и несли караульную службу. Ходили по домам в зимнее время, отбирали валенки. Они в основном мосты охраняли от партизан…
— Немцы в самой деревне у вас были?
— Да.
— Квартировались?
— Нет, тут их пост был: были вышки построены и пост на 4 или 5 человек. Такой маленький гарнизончик. И в Песках так же. Они следили, и за самолетами наблюдали. Они заняли дом: людей выгонят, — иди куда хочешь.
— Какие-то с вами у них были контакты? Что-нибудь меняли?
— Да, когда ловили рыбу, хорошей рыбки принесешь, — дадут немножко хлеба или курева. Какой-то обмен с ними был. Мальчишки делали палки, они же не могли без палок ходить. Сырую палку срежешь, сделаешь типа тросточки, фигурки вырежешь. Они купят, немножко хлеба дадут.
— Партизанское движение было?
— Моя будущая жена [родом из Косколово] была в партизанском отряде.
— Школа работала во время оккупации?
— Во время войны средняя школа не работала, только начальная школа работала. Начальные школы были во всех деревнях
— Немцы распустили колхоз или оставили? Перед войной был колхоз?

— Да. Немцы его ликвидировали. Колхозных лошадей раздали, чтобы люди могли свои огороды обрабатывать. И вот до 1943 года мы так жили: Весной 1943 года немцы что-то почувствовали, — что, видно, надо уходить оттуда. И нас, ребят, увезли в Кингиссепп, две машины набили[47].

Немцы вывозили обитателей Косколова и окрестных деревень в Эстонию, Литву, а затем в Финляндию, в качестве бесплатной рабочей силы. Ижорский язык был основным средством общения. По воспоминаниям И. Г. Григорьева новые хозяева относились к ним плохо, но все по-разному: «Конечно, финны лучше. Немцы были злые. Но и среди немцев были более-менее. А вот эстонцы были еще хуже!»[48]

Вот как описывает свой отъезд из Косколова Любовь Андреевна Кабанова (в 1942 г. ей было 10 лет):

Весной сорок второго в дом ввалились полицаи:

— Собирайтесь! Работать поедете. С собой берите только еду на пару дней.

Нас у мамы было четверо: я, Люся, Галя и четырёхлетняя Майя. Мы заплакали. Вмиг сгорбившись, мама собрала всю скудную пищу, имевшуюся в доме. То же происходило и в других домах. Вскоре всех жителей Косколово согнали на станцию. За нами полицаи поджигали дома. Деревни Косколово не стало. В запертых огромными замками товарных вагонах нас привезли в Эстонию[49].

После войны ижор вернули в СССР, но не на прежнее место жительства. Так И. Г. Григорьев оказался в Ярославской области, на берегу Рыбинского водохранилища. Через несколько лет всем выразившим желание власти разрешили вернуться в родные деревни, и даже выделили по железнодорожному вагону на несколько семей для перевозки приобретенного имущества, включая коров[47].

Партизанское движение

Командиром разведывательной группы Управления Народного комиссариата внутренних дел Ленинградской области на Сойкинском полуострове был назначен Николай Иванович Савельев (позывной — «Сокол»). В марте 1942 года Сокол передал в сражающийся Ленинград: «На Сойкинском полуострове немцы создали круговую оборону с моря и суши. От Пейпии до Усть-Луги ее возглавляет капитан морской службы Хоншильд… В Котлах скопилось 18 танков „тигр“, 9 тяжелых орудий, до 1200 солдат; в Косколове — тяжелые орудия, много крытых машин, 800 немцев».

Командование Ленинградского фронта тут же отреагировало на сообщения с полуострова авиационным налетом на Котлы и Косколово. Сокол с радостью радировал в ответ: «После бомбежки только в Косколово возникло 18 пожаров, в 6 местах были сильные взрывы, много убитых и раненых немцев. Их увозят к Нарве на машинах»[50].

Косколово в период «развитого социализма»

Во второй половине XX века постоянное население Косколова сокращалось, но зато росло число дачников, приезжающих сюда на летние месяцы. Ещё в 1980-е гг. в деревенском стаде насчитывалось несколько десятков коров, местные жители нанимали пастуха. На центральной площади находился магазин «Продукты».

Побережье Финского залива справа от устья р. Хаболовки было исключительно живописным: песчаные пляжи, сосны, большие гранитные валуны. Сама речка была чрезвычайно популярна среди рыбаков: сюда специально приезжали из Ленинграда. Помимо обычных окуней и плотвичек здесь попадались форель, лосось, миноги. Окрестные леса осенью превращались в объект паломничества грибников.

Подъездные дороги со всех направлений были грунтовыми.

После либерализации земельного законодательства в начале 1990-х гг. в Косколове начался бум дачного строительства. За короткое время в деревне было сооружено несколько десятков новых домов, застроены ранее пустующие поля (особенно в т. н. «Третьем» Косколове). Никто из хозяев впечатляющих коттеджей и скромных дачных хибар не мог и предположить, какая участь готовится для этих мест.

Косколово в XXI веке

Строительство порта Усть-Луга

С середины 1990-х г. в юго-восточной части Лужской губы началось строительство морского порта Усть-Луга. Природные ландшафты вокруг Косколова подверглись кардинальным изменениям. От красивого побережья и сосновых лесов почти что ничего не осталось. Шум и угольная пыль от порта заставляют дачников распродавать дома и перебираться в более подходящие для отдыха места.

Постоянных жителей Косколова осталось сегодня всего несколько человек.

Будущее деревни, по всей вероятности, тесно связано с развитием Усть-Лужского порта. Пока неизвестно, в какой степени Косколово будет поглощено расширяющейся промышленной зоной, в какой — станет местом постоянного проживания для персонала портовых служб, а в какой сохранит свой традиционный «деревенский» статус.

Демография

Динамика численности населения деревни Косколово в 1951—2007 гг.[51][52][53][54][55][56][57][58][59]:

Федор Андреевич Волков

Известные уроженцы Косколова

Герой Советского Союза, командир 91-го стрелкового корпуса 69-й армии 1-го Белорусского фронта, генерал-лейтенант Федор Андреевич Волков (1898—1954) родился в Косколове, в ижорской крестьянской семье, окончил в 1909 году шесть классов местного земского училища [60].

Достопримечательности Косколова и окрестностей

  • Развалины плотины на реке Хаболовке
  • Остатки двух железнодорожных станций
  • Дом из красного кирпича в «3-м Косколове» — остатки мызы Косколовской (?)
  • Археологический памятник «селище Слободка (Косколово)» на месте старинной деревни Парзила (Parsila)[61][62]

См. также

  • Ижора: на краю земли, становящемся лакомым кусом
  • Усть-Луга: мультимодальный комплекс Проект развития припортовой территории в районе Косколово (весна 2011 г.)

Примечания

  1. Административно-территориальное деление Ленинградской области. — СПб., 2007, с. 93.
  2. Новгородские писцовые книги. Издание Археографической комиссии. Т. 3. СПб, 1868. С. 912, 916
  3. Шмелев К. В. Раскопки Парзил, Новгородские писцовые книги. Издание Археографической комиссии. Т. 3. СПб, 1868. С. 924
  4. Новгородские писцовые книги. Издание Археографической комиссии. Т. 3. СПб, 1868. С. 912
  5. Писцовые книги ижорской земли (Jordebocker ofver Ingermanland). Т 1. Годы 1618—1623. Санкт-Петербург, 1859. С.55
  6. Описание Санкт-Петербургской губернии по уездам и станам, 1838 г.
  7. Спецкарта западной части России Ф. Ф. Шуберта. 1844 г.
  8. Кёппен П. Селения, обитаемые ижорами, в С. Петербургской губернии // Учёные Записки Императорской Академии наук по Первому и Третьему отделениям. Спб, 1854. С. 419
  9. Писцовые книги ижорской земли (Jordebocker ofver Ingermanland). Т 1. Годы 1618—1623. Санкт-Петербург, 1859. С.V
  10. Шрадер Т. А. Правовая и культурная адаптация немецких колонистов в Петербургской губернии в пореформенное время // Петербург и губерния. СПб, 1989.
  11. Кёппен П. Селения, обитаемые ижорами, в С. Петербургской губернии // Учёные Записки Императорской Академии наук по Первому и Третьему отделениям. Спб, 1854. С. 420
  12. Köppen P. von. Erklärender Text zu der ethnographischen Karte des St. Petersburger Gouvernements. — St.Petersburg, 1867.
  13. Алфавитный список селений по уездам и станам С.-Петербургской губернии. 1856 г.
  14. Списки населённых мест Российской Империи. XXXVII. Санкт-Петербургская губерния (по сведениям 1862 г.) СПб, 1864.
  15. Карта Санкт-Петербургской губерний 1860-70 г. 1 верста в дюйме
  16. В связи с этим стоит обратить внимание на указание А. Делагарди: «Многих деревень крестьяне берут к себе на воспитание грудных детей из Санкт-Петербургского Императорского Воспитательного Дома, за которых они получают по пять рублей месячной платы и держат у себя до некоторого возраста» (Делагарди А. Статистическое описание Ямбургского уезда. СПб, 1840. С.52).
  17. 1 2 Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. Вып. VIII, IX и X, СПб, 1884—1885 гг.
  18. «Волости и важнейшие селения европейской России. Выпуск VII. Губернии приозерной группы», СПб. 1885, стр. 93
  19. См. План генерального межевания Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии 1790 г.
  20. Делагарди А. Статистическое описание Ямбургского уезда. СПб, 1840. С.22
  21. Любопытно следующее замечание Делагарди: «Ежегодно скупается на берегах Луги до 10 тысяч сажен […] В последнее только время продажа дров достигла таковой значительной степени, но долго это продолжаться не может, ибо леса, при столь несоразмерной рубке дров, вскоре придут в истощение» (Там же).
  22. Метрические книги Санкт—Петербургского консисториального округа как источник по истории лютеранского населения Российской империи XVIII - нач. XX вв.
  23. Делагарди А. Указ. соч., с. 46, 52.
  24. Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии. Составитель: Н. В. Шапошников. СПб, 1905. С.549
  25. Там же, с. 544
  26. Там же, с. 576
  27. Там же, с. 565
  28. Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии на 1914-1915 гг. СПб, 1914. С. 426
  29. Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии. Составитель: Н. В. Шапошников. СПб, 1905. С. 568—569
  30. Там же, с. 560
  31. Справочник истории административно-территориального деления Ленинградской области.
  32. Пухов А. Балтийский флот в обороне Петрограда. 1919 год. — М-Л.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1939
  33. Сакса К. Неизвестная республика
  34. ПФА РАН, ф. 135, оп. 3, д. 90, лл. 639—649.
  35. Административно-территориальное деление Ленинградской области. — Л., 1933, стр. 38 и 240
  36. ЦГА СПб., ф. 95, оп. 4, д. 1023.
  37. Законодательный бюллетень для исполкомов и советов Ленинградской области. 1936. № 12, с.  15.
  38. Бюллетень постановлений Ленинградского облисполкома. 1939. № 12, с. 7—9.
  39. Возвращенные Имена
  40. О «Мукково» рассказывают архивы // Брагин В. И. Пушки на рельсах — М.: издание автора, 2006.
  41. ЖЖ-юзер v_murza. Комсомольск-на-Балтике
  42. Аристов В. Военно-морская база Ручьи // Восточный берег. Газета г. Кингисепп, 1996
  43. Лужский ИТЛ и строительство 200
  44. Central State Archive in St. Petersburg. Guide-book. Volume 1. 2002 В архивном указателе по поводу этого завода содержится запись: «До 1926 г. находился в ведении отдела местного хозяйства исполкома Кингисеппского уездного Совета, в 1926 г. перешел в подчинение промкомбината исполкома Кингисеппского уездного Совета и был ликвидирован».
  45. Гладыш С. А., Милованов В. И. Восьмая общевойсковая
  46. Наша Победа: день за днем. Проект РИА Новости
  47. ↑ Я помню. Воспоминания ветеранов ВОВ. Григорьев Илья Григорьевич
  48. Там же
  49. Детство за колючей проволокой // «Звезда» (Пермь). 29 апреля 2005, выпуск 68 (30804)
  50. Тимофеев И. Сокол выходит на связь. МК-Питер, 25/08/2004 Н. И. Савельев похоронен на кладбище у д. Краколье
  51. ЦГА СПб., ф. 95, оп. 4, д. 3646.
  52. ЦГА СПб., ф. 95, оп. 5, д. 3722, лл. 49—56.
  53. ЦГА СПб., ф. 95, оп. 8, д. 2365, лл. 68—81.
  54. ЦГА СПб., ф. 95, оп. 12, 2424, лл. 62—69.
  55. ЦГА СПб., ф. 9971, оп. 3, д. 1123, лл. 66—73.
  56. ЦГА СПб., ф. 9971, оп. 7, д. 735, лл. 63—76.
  57. Административно-территориальное деление Ленинградской области. [Справочник. По состоянию на 1 января 1997 г.; Сост. В.Г. Кожевников]. — СПб., 1997, с. 72.
  58. Административно-территориальное деление Ленинградской области: [Справочник. По состоянию на 1 января 2002 г.] — СПб., 2002
  59. Административно-территориальное деление Ленинградской области: [Справочник. Сведения на 1 января 2007 года. — СПб., 2007.
  60. Волков В. Ф. Он брал города Германии
  61. Шмелев К. В. Археологические исследования на территории селища Слободка (Косколово) Кингисеппского района Ленинградской области
  62. Шмелев К. В. Раскопки Парзил

Tags: Гостиница кургала косколово, косколово база отдыха, косколово шашлык машлык, косколово кингисеппский район, косколово кингисеппский район почта индекс.