Faberlic-partner.ru

Faberlic-partner.ru - фатоватый ресурс

Метки: Быдгощское воеводство, кровавое тело, кровавое затмение луны 4 апреля 2015, кровавое мыло.

Жертвы
Пропагандистская фотография с изображением трупов фольксдойче — жертв зверств, совершенных поляками
Немецкое расследование на месте преступления
Фольксдойче указывает на поляка — предполагаемого участника "Кровавого воскресенья"
Польские заложники, включая священника, в ожидании казни. Быдгощ. Сентябрь 1939
Расстрел заложников в Быдгощи 9 сентября 1939 года

Быдгощское (Бромбергское)[1] «Кровавое воскресенье» (нем. Bromberger Blutsonntag, польск. Krwawa niedziela w Bydgoszczy 3-4 сентября 1939) — трагические события в начале Польской кампании 1939 в ходе агрессии Третьего рейха, в результате которых, первоначально, в ходе ликвидации диверсионных групп третьего рейха польскими военными, ополченческими частями и добровольцами было убито значительное количество лиц немецкой национальности (в том числе, польских подданных, проживавших в городе Быдгощ и жителей Гданьского поморья). А также ответная акция вермахта, подразделений самозащиты этнических германцев (нем.)русск. (нем. Selbstschutz), айнзатцгрупп полиции безопасности и СД (нем. Einsatzkommandos) и военно-полевых судов Третьего рейха (нем.  Standgericht (польск.)русск.) в отношении польских жителей города, Гданьского поморья и солдат польской армии.

Содержание

Исторический фон

Быдгощ (Бромберг) входил в состав Речи Посполитой до 1772 года, когда она была присоединена к Пруссии во время первого раздела Польши. После объединения Германии в 1871 году город стал частью Германской империи вплоть до конца Первой мировой войны. В феврале 1920 г. Версальский договор передавал город с окрестностями в состав Второй Речи Посполитой (административный район Поморское воеводство). Это вызвало выезд определенного числа этнических немцев в Германию. За период между двумя войнами, немецкое население уменьшилось ещё больше. По результатам польской переписи 1931 года, численность немецкого населения в городе составила 117 200. В соответствии с немецким историком Уго Расмусом, к 1939 году в регионе оставалось всего около 10 тысяч немцев. Появление нацистской партии в Германии оказало большое влияние на город. Адольф Гитлер обновил германское националистическое Народное движение нем. Völkische Bewegung, обратившись к обращение к немцам, проживающих за пределами Германии после Первой мировой войны. Явной целью Гитлера была отмена Версальского договора и создание Великой Германии. К марту 1939 года, эти амбиции, обвинения в зверствах по обе стороны от германо-польской границы, недоверие, и рост националистических настроений привело к полному ухудшению польско-германских отношений. Претензии Гитлера на польский коридор ответнная польская оппозиция переговорам с ним подпитывали этническую напряженность. В течение многих месяцев до вторжения Германии в Польшу в сентябре 1939, немецкие газеты и политические деятели, в том числе, Адольф Гитлер вели национальную и международную пропаганду кампанию по обвинению польских властей в организации или проявлению терпимости к насильственной этнической чистке этнических немцев, проживающих в Польше.

После того, как 1 сентября 1939 года вспыхнул вооруженный конфликт, в нацистской прессе продолжали появляться заявления, о преследовании этнических немцев в Польше, особенно в Быдгоще. Это было частью кампании по обвинению польских властей в этнических чистках немцев, проживавших в Польше.

Ход событий

Предлог о пресечении подрывной деятельности польской армии и местной Гражданской гвардии 3 и 4 сентября 1939 года используется государственной пропагандой Третьего Рейха по указанию Йозефа Геббельса — министр народного просвещения и пропаганды Третьего рейха, в качестве доказательства польских зверств против немецкого меньшинства в Польше и как повод массовых казней (осуществленных вермахтом — публично на рынке в Быдгоще, а Selbstschutz и Einsatzkommandos — в так называемой "Долине смерти") и тюремного заключения в концлагерях Третьего рейха тысяч польских граждан Быдгоща и Гданьского Поморья, которые были оккупированы Третьим рейхом.

3 сентября, около 10:00 на ул.Гданьской в районе ул.Каменной из нескольких мест были одновременно обстреляна часть польских подразделений 22 полка 9-й стрелковой дивизии «армии Поморья» (а также 15-й и 27-й пехотной дивизии), которые в порядке следовали из города с целью занятия оборонительных позиций на реке Брда. Беженцы, находящиеся на улицах, слышали звук пулемета, стреляющего в военных, и, в панике, подумали, что в городе уже вторгся вермахт.

На место обстрела сразу же отправился комендант города майор Войцех Альбрыхт, который зафиксировал на пересечении улиц даньской и Ягеллонской падение со зданий стрелков, а также пятерых убитых гражданских лиц. Об этом он доложил генералу Здзиславу Пржиялковскому, который выделил ему в помощь две роты 62-го пехотного полка. К действиям по очистке города от диверсантов также присоединился майор Славиньский из 82-го охранного батальона и добровольцы (а также харцеры). Общее руководство осуществляли генерал Пржиялковский и майор Альбрыхт. К действиям против диверсантов, также, спонтанно присоединились жители города.

"В течение дня с 10:00 в Быдгоще была осуществлена планово подготовленная немецкая диверсионная акция, котораяприобрела большие размеры [...] диверсионные действия, приобрели такие серьёзные масштабы, что арьергард войска (штаб 15-й пехотной дивизии) был вынуждены отступить на окраины города с потерями, и только после этого организовать их приходилось буквально шурмовать Быдгощ, борясь с диверсантами"

— отчет майора Яна Гунерского[2]

Стрельба прокатилась по улицам города Быдгощ в узкой полосе вдоль линии с севера на юг, иногда случалось так, что польские солдаты по ошибке стреляли в своих. В поисках диверсантов были арестованы лица немецкой национальности, на которых падала хотя бы тень подозрения, а в случае нахождения при них оружия, в соответствии с законами военного положения, осуществлялся расстрел их на месте. Также доходило до убийства невиновных немцев, что в условиях происходящего боя было практически неизбежным, когда, в частности, офицеры на командных пунктах частично утратили контроль над боевыми группами, действующими отдельно.

"Непрерывная стрельба в тылу [...] самосуды в это время в отношении немецкого населения осуществляемые солдатами совместно с гражданским населением являются неуправляемыми, потому что полиции на большинстве территорий уже не существует"

— отчет генерала Владислава Борнтовского, 3 сентября 1939 г., 20:00.[2]

"Доносятся звуки беспорядочной стрельбы из ручного и автоматического оружия со стороны города, солдаты говорят между собой о каких-то беспорядках в Быдгоще и деятельности немецкой пятой колонны, которую ликвидировала наша пехота с помощью польских жителей, принявших участие в поиске виновных немцев дали польскому народу, в результате акции начались грабежи и различные злоупотребления"

— доклад капитана Владислава Йоткевича[2]

Около 16:00 выстрелы стихли, ситуация казалась управляемой, польская армия могла более свободно следовать через Быдгощ.[3] В казармах 62-го пехотного полка было собрано около 600 подозреваемых немцев. Среди убитых диверсантов только часть была идентифицирована как жители Быдгоща. Полицейские отчеты сообщали об отобрании у диверсантов нескольких ручных пулеметов, которые использовались в немецкой армии.

"На зерновом рынке видели 5 трупов расстреляных немцев. Отметил, характерную одежду этих "гражданских". Все эти молодые люди имели спортивную одежду и толстые шерстяные свитера "по самое горло". Однако, в эти горячие дни сентября в Быдгоще так абсолютно никто не ходил, что четко подтверждало, что они не являются местными жителями"[4]

До наступления вечера, было подтверждено, что в результате немецкой диверсии погибло около 30-45 польских солдат и около 90-110 немцев.[3] Также были освобождены немцы, задержанные в казарме, потому что армия и полиция получили приказ эвакуироваться ночью. Для защиты города была оставлена лишь слабо вооруженная Гражданская стража, состоящая из резервистов и ветеранов. Фактически, город остался без власти. После войны, вице-прокурор Главной комиссии по расследованию немецких преступлений в Польше Казимеж Гарши́ньский подтвердил, что 3 сентября это немцы стреляли в отступающие польские войска с 46 позиций[3].

В ночь с 3 на 4 сентября, немецкие диверсанты компании обстреляли роту 61-го пехотного полка польской армии во время пересечении канала Быдгощ, а утром были обстреляны отдельные батареи 15-й пехотной дивизии, которая была атакована из укрытия на Чижковке на улицах Грюнвальдской, Накельской и Куявской. В связи с этим, с помощью Гражданской стражи и гражданского населения, войска вступили в борьбу с немецкими диверсантами. Были многочисленные столкновения в районе Szwederowo. В отличие от предыдущего дня, подозреваемого расстреливали на месте. В ходе боя был уничтожен протестантский костел на ул.Лещинского.

"Доклады польских частей были составлены 3 сентября и опирались на информацию, которая поступала из самой Быдгощи. Это определяет доверие к ним, как историческому источнику. <В них> не было затронуто, как и в случае в более поздних списанных реляций, выяснение <причин> событий в Быдгоще, они были предназначены <всего лишь> для информирования военных властей о ситуации в городе. На них также наложились эмоции трагедии <последующих> немецких массовых возмездий осенью 1939 года. Другими словами, невозможно принять <факт>, что авторы отчетов польских офицеров, уже 3 сентября 1939 года, умышленно искажали действительность, зная, что они будут обвинены немецкой пропагандой в <осуществлении> кровавого воскресенья в Быдгощи. О достоверности этих отчетов также говорит тот факт, что вместе с информацией о немецкой диверсии, в них содержатся упоминания о самосудах над немцами. Однако, в польских военных докладах не указано, какая именно их организаций Третьего рейха организовала диверсию в Быдгоще, как и о том, кто именно принимал в ней участие. Планирование действий в Быдгощи осуществлял как абвер, так и СС"[5]

5 сентября, до полудня, в оставленный город вошли немецкие войска 123-го пехотного полка 50-й пехотной дивизии. Гражданская стража сражалась вторжением немецких войск, даже после вывода регулярных частей польской армии. По словам Лешека Мочульского (польск.)русск., который вступил в непосредственную полемику с текстом профессора Влодзимежа Ястржебского, диверсия в Быдгоще, осуществленная утром 3 сентября 1939 года, имела целью предоставить дипломатии Третьего рейха аргумент против требований Великобритании о необходимости сокращения нападения Германии на Польшу до локальных масштабов и неуведомления по Великобритании о вступлении Германии в войну во исполнение англо-польского договора о союзничестве.

"В начале одиннадцатого под Трыщнем и Щутками в результате кровопролитного боя задержана 50-я пехотная дивизия укомплектованная кадровыми солдатами Восточной пограничной стражи (польск.)русск. <нем. Grenzschutz-Ost>. Аналогичная участь постигла и две следующие атаки, которые немцы предприняли в течение дня. Дивизия не смогла пробиться в Быдгощ и не смогла обеспечить эффективную помощь диверсантам. И только после шести часов вечера <3 сентября>, когда стало ясно, что помощь вермахта сражающимся в городе диверсантам опаздывает, 50-я дивизия остановила свой отчаянный натиск. Таким образом, столь тщательно подготовленный немцами план прогорел. Не состоялось «освобождение» Быдгоща в результате «немецкого национального восстания». (...) Другое дело, что даже если бы <диверсия> удалась, и так было бы слишком поздно, потому что на момент ее начала Великобритания объявила войну Германии, так что даже успех быдгощской провокации не повлиял бы на отношение западных держав"

— диссертация Лешека Мочульского, 2009.[6]

Фашистская пропаганда

Термин «Кровавое воскресенье» был создан нацистской пропагандой. Инструкция, выданная рейхсминистерством пропаганды для прессы гласила:

(...) Необходимо освещать в новостях варварства поляков в Бромберге. Выражение "кровавое воскресенье" необходимо ввести в качестве постоянного термина в словарное и глобальное употребление. По этой причине, этот термин должен постоянно подчеркиваться.[7]

Немецкая пропаганда назвала произошедшее в Быдгощи «Bromberger Blutsonntag» — «Бромбергским (Быдгощским) кровавым воскресеньем». По словам Геббельса, поляки уничтожили 58 тысяч немцев. И речь тут идёт не о диверсии, а о чём-то вроде «Варфоломеевской ночи» — массовой расправе поляков над немецким населением. Ещё в декабре 1939 года, т.н., (нем. ) Mordkomission (нем.)русск. официально признала наличие 103 немцев, погибших 3 сентября. Однако геббельсовскими СМИ было объявлено о 5 тысячах убитых в городе. Окончательное число погибших фольксдойче назвал А.Гитлер — 62 тысячи человек по всей Польше.[8]

Долгое время геббельсовская версия была общепринятой.

Послевоенные суждения

Прорывным - согласно Хинциньскому[3] - аргументированным исследованием немецкой диверсии в Быдгоще явилась книга Гюнтера Шуберта "Кровавое воскресенье в Быдгоще. Смерть легенды", которая была выпущена в 1989 году, и, спустя 14 лет, была переведена на польский язык. Автор, историк и журналист, вопреки до тех пор устоявшейся немецкой историографии, показывает, что 3 сентября 1939 года в Быдгоще, было "восстание", подготовленное отрядами диверсантов Третьего Рейха. Кампания была задумана и осуществлена, как самостоятельный акт СД.[3] Шуберт установил также существование секретного отдела Роттера Кюля, предназначенного для выполнения "специальных задач рейхсфюрера СС" и выдвинул предположение, что данное подразделение провело операцию в Быдгоще. К немецким диверсантам, прибывшим из Германии в Гданьск, присоединились некоторые жители Быдгоща и создали вместе с ними группы по несколько человек, которые были размещены в разных частях города. В то же время, Шуберт считает, что в ходе двухдневной борьбы с диверсантами могли быть случаи убийства невинных немцев.[4]

Жертвами событий в Быдгощи 3 и 4 сентября были не только диверсанты, но также и невинные люди. В некоторых докладах указывается, что дело могло доходить до казни лиц, которые были определены поляками в качестве диверсантов, руководствуясь личной ненавистью и местью. Могли также происходить злоупотребления, исполнителями которых были лишенные командования и управления солдаты из разбитых подразделений армии "Поморья".

Хинциньски Томаш, Махцевич Павел „Кровавое воскресенье” – спор без конца?[9]

В 2003 году директор института Истории быдгощской Академии Влодзимеж Ястшембский поменял свои прежние взгляды на диаметрально противоположные. Он заявил, что никакой немецкой диверсии не было, а просто у поляков «сдали нервы» и они выместили свою бессильную злобу на немцах-жителях города.

Ястшембский подвергся резкой критике со стороны сотрудников Института Национальной Памяти — Томаша Хинциньского и Павла Коссиньского, обративших внимание быдгощского историка на многочисленные расхождения его версии с установленными фактами.

Примечания

  1. Город Быдгощ в 1772—1806 и 1815—1920 годах входил в состав Пруссии, а затем объединённой Германии и носил немецкое название Бромберг
  2. 1 2 3 Chinciński Tomasz. Niemiecka dywersja we wrześniu 1939 r. w londyńskich meldunkach (польск.) // Biuletyn Instytutu Pamięci Narodowej, nr. 8–9 (43–44). — Warszawa, sierpień-wrzesień 2004.
  3. ↑ Koniec mitu „Bydgoskiej krwawej niedzieli” (Конец мифа о быдгощском «кровавом воскресенье») (польск.) // Biuletyn Instytutu Pamięci Narodowej, nr. 12–1 (35–36). — Warszawa, grudzień-styczeń 2003-2004. — С. 24-27.
  4. ↑ Krwawiąca pamięć (польск.) // Rzeczpospolita. — 29.08.2009.
  5. wersja elektroniczna.
  6. Leszek Moczulski (польск.)русск. «Wojna polska», wydanie poprawione i uzupełnione — Warszawa: Wydawnictwo Bellona (польск.)русск., 2009. ISBN 978-83-11-11584-2, s.675-676.
  7. Kunert A. K., Walkowski Z. Kronika kampanii wrześniowej 1939 — Warszawa: Wydawnictwo Edipresse Polska, 2005. ISBN 83-60160-99-6 — s. 35.
  8. Blanke, Richard. The American Historical Review, Vol. 97, No. 2. Apr., 1992, pp. 580—582.;
    Jastrzębski, Włodzimierz. Der Bromberger Blutsonntag: Legende und Wirklichkeit;
    Brożek, Andrzej. Niemcy zagraniczni w polityce kolonizacji pruskich prowincji wschodnich (1886—1918).
  9. „Krwawa Niedziela” – spór bez końca? (польск.) // Tygodnik Powszechny. — 01.09.2009.

Источники

  • Rasmus, Hugo. Pomerellen Westpreußen 1919—1939, F.A.Herbig Verlagsbuchhandlung — München, Berlin, 1988. (Aus «deutscher» Sicht)  (нем.)
  • Jastrzębski, Włodzimierz. Der Bromberger Blutsonntag. Legende und Wirklichkeit — Poznań: Instytut Zachodni, 1990. ISBN 83-85003-38-X  (нем.)
  • Zielinski, Zygmunt (Hrsg). Polen Deutsche — Vergangenheit Gegenwart Zukunft — Katowice: Wydawnictwo UNIA, 1995. (нем.)
  • Schubert, Günter. Das Unternehmen «Bromberger Blutsonntag» — Köln: Bund-Vlg., 1989. (Schubert vertritt die These, eingesickerte SS-Leute hätten die Auseinandersetzung begonnen) (нем.)
  • Benz, Wolfgang (Hrsg.). Legenden, Lügen, Vorurteile, dtv 4666 — München, 1992. ISBN 3-423-03295-2  (нем.)
  • Błażejewski, Krzysztof. A jednak dywersja? — Rozmowa z prof. dr. hab. Karolem Marianem Pospieszalskim z Poznania, prawnikiem i historykiem, badaczem dziejów dywersji niemieckiej w Polsce // Express Bydgoski — Bydgoszcz.  (польск.) (c сайта Kampania Wrześniowa 1939 /www.1939.pl/ Проверено 20.02.2012.)
  • Staszak Katarzyna, Kunach Bogusław. Krwawa niedziela poprawia Niemcom samopoczucie — Romowa z Guenterem Schubertem // Gazeta Wyborcza Duży Format 25.09.2003.  (польск.)
  • Konrad. Rewizja niezwyczajna // Gazeta Pomorska, 22.08.2003.  (польск.)
  • Guz Eugeniusz. Faktyczni sprawcy krwawej niedzieli // Tygodnik "Przegląd" nr. 35, 2005.  (польск.)

Tags: Быдгощское воеводство, кровавое тело, кровавое затмение луны 4 апреля 2015, кровавое мыло.